[ главная страница ]   [ о проекте ]  [ прислать опыт ]  [ поиск по сайту ]  [ контакты ] 
История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике.

                                                                           
                            НАРОДНАЯ КНИГА                              
                                                                           
                   ИСТОРИЯ O ДОКТОРЕ ИОГАННЕ ФАУСТЕ,
                  ЗНАМЕНИТОМ ЧАРОДЕЕ И ЧЕРНОКНИЖНИКЕ                    
                                                                           
          как на некий срок подписал он договор с дьяволом,
       какие чудеса он в ту пору наблюдал, сам учинял и творил,
        пока, наконец, не постигло его заслуженное воздаяние.

Большей частью извлечено из его собственных посмертных сочинений и на-
печатано,  дабы служить устрашающим и отвращающим примером и искренним
предостережением всем безбожным и дерзким людям. Послание апостола Иа-
кова IV: Будьте покорны господу, противоборствуйте дьяволу, и он бежит
от вас.

                       Cum Gratia et Privilegio
          Напечатано во Франкфурте-на-Майне Иоганном Шписом.            
                                 1587
                                                                           
                Почтенным, достохвальным и благородным                  
        Каспару Кольну, писцу канцелярии курфюрста Майнцкого,           
           и Иерониму Хофу, казначею в графстве Кенигштейн,
                 особливо ко мне благорасположенным,                    
                       любезным государям моим                          
                              и друзьям.                                
                                                                           
Милость божья с вами,  затем мой привет!  Рад служить вам,  почтенные,
достохвальные,  благорасположенные,  любезные государи мои и друзья. С
тех пор как много лет существует в Германии всем известное пространное
предание о разных похождениях доктора Фауста,  знаменитого  чародея  и
чернокнижника,  повсюду  на  сборищах  и пирушках люди любопытствуют и
толкуют о судьбе упомянутого Фауста.  Равным образом,  хотя  некоторые
новейшие  историки  там и сям упоминают об этом колдуне и его дьяволь-
ском искусстве, я сам часто удивлялся, как это никто не записал по по-
рядку  эту страшную историю и не напечатал ее для острастки всем хрис-
тианам,  и неоднократно осведомлялся у ученых и сведущих людей,  уж не
написал  ли кто-либо давным-давно эту историю.  Но ничего достоверного
нигде нельзя было узнать,  пока недавно мне не сообщил и не прислал ее
один добрый Знакомый из Шпейера с пожеланием, чтобы я ее опубликовал и
представил в назидание всем христианам как устрашающий пример дьяволь-
ского соблазна на пагубу тела и души.
     Именно потому,  что это есть примечательный и устрашающий пример,
из которого можно не только убедиться в дьявольской зависти, лукавстве
и свирепости против рода человеческого,  но и вьяве узреть,  до  какой
крайности может довести человека самоуверенность, дерзость и любопытс-
тво,  могущие послужить причиной отпадения от господа,  союза со злыми
духами и погибели для тела и души,  с тем большим рвением предпринял я
эту работу и приложил все старания в надежде оказать этим добрую услу-
гу всем тем, кто желает внять предостережению.
     Однако же, почтенные, достохвальные, благорасположенные, любезные
государи  мои и друзья,  эту историю я посвятил вам не потому,  что вы
нуждаетесь в таком предостережении более других,  ибо мне, слава богу,
достаточно известно из постоянного общения и опыта особое усердие ваше
и преданность господу,  истинной вере и христианскому исповеданию;  но
для  вас  пусть  она  будет публичным свидетельством особенной любви и
дружбы, которая, возникнув меж нами, частью в Урсельской школе, частью
потом из многократного общения и близости,  сохранилась и по сегодняш-
ний день и, если будет на то воля божия, продлится и сохранится на все
дни нашей жизни здесь на земле и в царстве божием.  Что касается меня,
то я предан ей всей душой.  Также и вы, почтенные и достохвальные, как
мне известно, намерены не пренебречь ничем, что может служить укрепле-
нию этой нашей старинной дружбы.
     Я чувствую себя, однако, много более обязанным во всем решительно
вам угождать и служить всем,  что только в моих силах,  но так как  на
этот раз я ничего лучшего не имею и знаю,  что вы, почтенные и достох-
вальные, по милости божьей и хлебом насущным и земными благами одарены
и  наделены  в той мере,  что не нуждаетесь для этого во мне,  решился
одарить вас, почтенные и достохвальные, этой скромной книжицей, в осо-
бенности же потому, что из прежних бесед мне известно, что вы, почтен-
ные и достохвальные,  об этой истории весьма любопытствовали.  По этой
причине  примите на сей раз благосклонно и это скромное мое ярмарочное
издание.
     Поручаю вас,  почтенные и достохвальные, вместе с вашими чадами и
домочадцами, милосердной защите и покровительству промысла божьего.
     Писано во Франкфурте-на-Майне
         в понедельник 4 сентября 1587 года
                                                                          
                             Ваших милостей покорный слуга Иоганн Шпис,
                                              печатник в том же городе.
                                                                          
                                   1                                       
                                                                          
           История о рождении и ученых занятиях знаменитого чародея        
                            доктора Иоганна Фауста                         
                                                                          
     Доктор Фауст был сыном крестьянина, родился в Роде, близ Веймара.
В Виттенберге имел он немалую родню,  и родители его также были добрые
христиане и богобоязненные люди.  А дядя его,  что находился в Виттен-
берге,  был горожанин и с достатком.  Он воспитал Фауста и обходился с
ним как с собственным сыном,  потому что не имел наследников, и принял
к  себе этого Фауста как свое дитя и наследника и послал его в универ-
ситет изучать богословие. Он, однако же, оставил это благочестивое за-
нятие и употребил во зло божье слово.
      Потому-то мы не станем упрекать его родителей и друзей,  которые
ревностно пеклись о его благе, как об этом все порядочные родители пе-
кутся и заботятся,  и не будем вмешивать их в эту историю.  Притом его
родители  не  дожили до того времени и не увидели мерзости своего без-
божного дитяти.  Ибо известно,  что родители доктора  Фауста  (так  по
крайней мере многие считают в Виттенберге) сердечно радовались, что их
родственник усыновил его,  и так как они заметили в нем отличные  спо-
собности и память, то в силу этого очень о нем заботились, подобно то-
му,  как Иов,  гл.  1, заботился о своих детях, чтобы они не согрешили
против господа. Отсюда часто можно видеть, что у благочестивых родите-
лей бывают неудачные,  безбожные дети,  как это видно на примере Каина
(Бытия 4), Рувима (Бытия 49), Авессалома (Царств 2, 15 и 18). Я говорю
об этом,  так как многие этих родителей обвиняют и укоряют,  я же хочу
эти упреки отвергнуть;  ведь этакие люди не только бранят, но, основы-
ваясь на том,  что Фауст был вскормлен своими родителями, делают неко-
торые утверждения,  а именно,  что они потакали в юности всем его про-
делкам и не направляли его на то,  чтобы он прилежно учился, и это для
его родителей - поношение. Далее, они утверждают, что друзья, видя его
быстрый ум и малую охоту к богословию и зная с его слов,  а  также  из
того,  о чем уже открыто шли слух и молва, о его занятиях колдовством,
должны были своевременно предостеречь его от этого. Все это один бред,
ибо никакой вины на них нет. Теперь, к делу!
    Так как у Фауста был быстрый ум,  склонный и приверженный к науке,
то вскоре достиг он того, что ректоры стали его испытывать и экзамено-
вать на степень магистра и вместе с ним еще 16 магистров, которых всех
он превзошел и победил в понятливости, рассуждениях и сметливости. Та-
ким образом, изучив достаточно свой предмет, стал он доктором богосло-
вия.  При этом была у него дурная,  вздорная и высокомерная голова, за
что звали его всегда "мудрствующим". Попал он в дурную компанию, кинул
святое  писание за дверь и под лавку и стал вести безбожную и нечести-
вую жизнь (как в этой истории дальше будет показано).  Поистине  спра-
ведлива  пословица:  кто к черту тянется,  того ни вернуть,  ни спасти
нельзя.
    Нашел доктор Фауст себе подобных, тех, что пользовались халдейски-
ми, персидскими, арабскими и греческими словами, фигурами, письменами,
заклинаниями, волшебством и прочим, как зовут подобные заклятия и кол-
довство. И подобные занятия суть не что иное, как искусство Дарданово,
нигромантия, заклинания, изготовление ядовитых смесей, прорицания, на-
говоры и как бы еще подобные книги,  слова и имена ни назывались.  Это
полюбилось  Фаусту,  он стал изучать и исследовать их день и ночь.  Не
захотел он более называться теологом, стал мирским человеком, именовал
себя доктором медицины, стал астрологом и математиком, а чтобы соблюс-
ти пристойность, сделался врачом. Поначалу многим людям он помог своим
врачеванием,  травами, кореньями, водами, напитками, рецептами и клис-
тирами.  При этом был он красноречив и сведущ в божественном  писании.
Знал  он  хорошо  заповедь Христа:  тот,  кто волю господню знает и ее
преступает,  будет вдвойне наказан.  Ибо никто не может  служить  двум
господам зараз. Ибо ты не должен господа бога испытывать. Все это раз-
веял он по ветру, выгнал душу свою из дома за дверь, поэтому не должно
ему быть прощения.


                                2

                     Как доктор Фауст стал врачом
                      и как он заклинал дьявола

Как сказано выше,  обратил доктор Фауст все помыслы свои на одно дело:
чтобы любить то,  что не пристало любить.  К этому стремился он день и
ночь.  Окрылился  он  как орел,  захотел постигнуть все глубины неба и
земли.  Ибо любопытство,  свобода и легкомыслие победили и раззадорили
его так, что стал он однажды испытывать некоторые волшебные слова, фи-
гуры,  письмена и заклятия, чтобы вызвать тем самым черта. Таким обра-
зом пришел он в густой лес, который, как некоторые говорят, расположен
близ Виттенберга и зовется Шпессерским лесом,  как доктор Фауст, после
сам признавался.  В этом лесу, под вечер, на перекрестке четырех дорог
начертил он палкой несколько кругов и два рядом так,  что эти два были
вчерчены внутри одного большого круга. И вызвал он заклинаниями черта,
ночью между девятью и десятью часами. Тогда, наверно, посмеялся дьявол
в кулак и показал Фаусту зад,  думая про себя:  "Добро,  я остужу твое
сердце и твой дух,  одурачу тебя так,  чтобы не только твое тело, но и
душу добыть.  Мне это кстати придется,  куда я сам не захочу, туда бу-
дешь у меня на посылках ходить".  Так оно и случилось,  дьявол  совсем
одурачил  Фауста и связал его по рукам и по ногам.  Ибо,  когда доктор
Фауст произнес свое заклинание, притворился черт, что неохотно идет он
к желаемой цели.  Поднял он в лесу такой грохот, казалось - все прахом
идет,  деревья до земли гнулись.  После этого представил дьявол, будто
лес  весь полон чертей,  которые появлялись около кругов,  начертанных
Фаустом,  и между ними так, будто везде для них была свободная дорога.
После того точно лучи и стрелы посыпались с четырех сторон леса на ма-
гический круг, потом раздалась громкая стрельба из пищалей, и вспыхнул
свет,  и послышались в лесу звуки множества приятных инструментов, му-
зыка и пение,  а потом были танцы и после еще турниры на мечах и копь-
ях.  Итак Фаусту все опостылело, что он готов был бежать из круга. На-
конец,  снова овладело им дерзкое и безбожное намерение,  упрочился  и
утвердился он в прежних своих умыслах,  все равно,  что бы из этого ни
вышло.  Снова,  как прежде, стал он заклинать дьявола. Тут дьявол явил
его  глазам такое зрелище,  как будет сказано дальше.  Сначала показа-
лось,  будто над кругом парит или порхает гриф или дракон, и когда Фа-
уст  сотворил свое заклинание,  зверь этот заворчал жалобно.  Вскоре с
высоты трех или четырех саженей от земли упала огненная звезда и обра-
тилась  в  огненный  шар,  что  очень испугало доктора Фауста.  Все же
пристрастился он к предпринятому делу, гордясь тем, что ему сам дьявол
должен  покориться.  Как Фауст в одной компании похвалялся,  будто ему
подвластна и покорна голова,  которая всех выше на земле,  на что сту-
денты ответствовали,  что не знают никого выше на земле, чем императо-
ра, папу или короля. Но Фауст сказал: глава, что мне покоряется, выше,
-  и подтвердил это посланием Павла к эфесянам:  "Князь мира сего,  на
земле и под небесами", и т. д. Итак, он заклял эту звезду один, другой
и  третий  раз.  Из  нее исторгся огненный столб в человеческий рост и
снова упал,  затем появилось шесть огоньков,  они  то  подымались,  то
опускались и,  наконец, приняли образ огненного человека, который чет-
верть часа ходил вокруг магического круга. Вскоре после того обратился
тот дьявол и дух в серого монаха, вступил с Фаустом в разговор и спро-
сил его, чего он желает. На это было желание Фауста, чтобы тот назавт-
ра в двенадцать часов явился ему в его жилище,,  на что дьявол вначале
не хотел согласиться, но доктор Фауст заклял его именем его господина,
чтобы он исполнил его желание, что ему дух напоследок и обещал.


                                     3

                   Следует прение доктора Фауста с духом

   После того как доктор Фауст пришел под утро домой, приказал он ду-
ху явиться в его комнату и выслушать, что доктору Фаусту будет от него
угодно.  Достойно удивления,  что злой дух, как только бог отвернется,
может так обморочить человека. Как пословица гласит: здесь ли, там ли;
наконец, а сыщет черта молодец.
   Доктор Фауст опять произвел свои волхвования,  снова заклял черта и
предъявил ему несколько условий.
   I. Во-первых, он должен быть ему подвластен и послушен во всем, что
он захочет, спросит или пожелает до самой его смерти.
   II. Далее, что он ни пожелал бы от него узнать, дух должен отвечать
ему без утайки.
   III. Также, чтобы на все его вопросы он отвечал чистую правду.
   Но дух ответил ему отказом,  отклонил все это по причине того,  что
не имеет достаточной власти,  пока не даст ему на то разрешение госпо-
дин,  которому он подчиняется,  и сказал так: "Не в моей воле и власти
исполнить,  твое желание,  любезный Фауст, но во власти адского бога".
Доктор Фауст ответил на это: "Как мне понять тебя) Разве ты сам недос-
таточно силен?". - "Нет", - отвечал дух. Фауст снова ему говорит: "Ка-
кая же этому причина? Скажи мне, любезнейший!". - "Надобно тебе знать,
-  отвечал дух,  - что среди нас существует точно такое же правление и
владычество, как на земле. Мы имеем своих правителей и господ, и слуг,
каковым я и являюсь.  И зовется наше царство Легион.  Ибо,  хотя собс-
твенная гордыня подвигла Люцифера к падению,  владеет он  Легионом,  и
ему подчинено множество демонов,  составляющих его войско,  и зовем мы
его князем востока,  ибо он властвует на восходе солнца. Также имеется
княжество в зените, и на закате солнца, и в полуночи, и так как власть
его и княжение распространяются также и на землю,  то мы  меняем  свой
облик,  являемся к людям, служим им. Иначе, как ни пытайся человек, он
со всем своим искусством не мог бы заставить служить себе Люцифера.  И
вот,  тогда он посылает духа,  как и я был послан.  Хотя мы никогда не
открываем человеку истинное средоточие нашего местопребывания,  так же
как не говорим о нашем правлении и владычестве, однако же после кончи-
ны грешного человека ему это хорошо становится известным".  Доктор Фа-
уст  ужаснулся  этому  и сказал:  "Не хочу я из-за тебя стать окаянным
грешником". Дух отвечал:

                Хочешь ли, нет - один ответ,
                Тебе от меня спасенья нет.
                В небо метишь - просишь совет,
                Сам не заметишь, что выбора нет.
                С сердцем отчаянным - стал неприкаянным.

Фауст сказал:  "Ах,  чтобы тебя падучая хватила!  Убирайся вон отсюдо-
ва!".  Однако  только дьявол хотел удалиться,  как Фауст принял другое
отчаянное решение. И заклял его, чтобы под вечер он снова явился к не-
му и выслушал, что Фауст ему предложит. Дух согласился и с этим исчез.
    Из этого можно видеть,  каково было сердце безбожного Фауста и ка-
кие помыслы он питал,  и хотя дьявол ему,  как говорится,  наперед его
песенку пропел и сказал,  что его ожидает, все же Фауст коснел в своем
упорстве.


                                    4

          Второе прение Фауста с духом, называемым Мефостофилем

   Вечером или между тремя и четырьмя часами пополудни явился летающий
дух  Фаусту  снова и обещался быть ему во всем подвластным и покорным,
ибо ему от господина его дана такая власть,  и сказал доктору  Фаусту:
"Я принес тебе ответ, и ты должен мне дать ответ. Только я сначала хо-
чу слышать твое желание, ибо ты велел мне явиться к тебе об эту пору".
Дал  ему ответ Фауст,  однако же отчаянный и губительный для его души,
ибо он помышлял только о том,  чтобы быть не человеком,  а воплощенным
дьяволом или частью его. Итак, потребовал он от дьявола следующее:
   Во-первых, чтобы получил и имел он способность, форму и облик духа.
   Во-вторых, чтобы дух делал все, что он пожелает и захочет от него.
   В-третьих, чтобы он был ему послушен, покорен и усерден, как слуга.
   В-четвертых, чтобы во всякое время,  как только Фауст позовет его и
прикажет, находился бы он в его доме.
   В-пятых, чтобы,  находясь в его доме, он незримо ведал его делами и
чтобы никто его не видел,  кроме самого Фауста,  если только на это не
будет его воли и желания.
   И напоследок, что дух должен являться к нему всякий раз, как он его
позовет, и в том образе, как он ему прикажет.
   На эти шесть статей дух ответил Фаусту,  что он ему во  всем  готов
покориться и быть послушным,  если только за это он тоже выполнит нес-
колько поставленных условий,  и как только он это сделает, ему не при-
дется больше ни о чем заботиться. И вот что это были за условия:
   Во-первых, он,  Фауст,  обещает и поклянется,  что он  предастся  в
собственность этому духу.
   Во-вторых, что для большей силы он это напишет и удостоверит  своею
собственной кровью.
   В-третьих, что всем верующим христианам он будет враждебен.
   В-четвертых, что он отречется от христианской веры.
   В-пятых, если кто его вновь захочет обратить, чтобы он этим не соб-
лазнялся.
   За это берется дух выполнить все желания Фауста сроком  на  опреде-
ленное число лет.  Когда же срок истечет, он явится за ним. И если Фа-
уст эти условия выполнит, он будет иметь все, чего только душа его по-
желает и захочет,  и тотчас почувствует в себе способность принять вид
и обличие духа.  Доктор Фауст был настолько дерзок в своем высокомерии
и гордыне, хотя и раздумывал с минуту, что не стал беспокоиться о бла-
женстве своей души, а дал свое согласие злому духу на такое дело и все
условия обещался выполнить. Он думал, что не так черен дьявол, как его
малюют, и не так жарок ад, как о том рассказывают, и т. п.


                                    5

               Третье собеседование доктора Фауста с духом

   После того как доктор Фауст принял это обязательство,  на следующий
день рано утром вызвал он духа и обязал его,  как только он его призо-
вет,  появляться к нему в образе и одежде францисканского монаха с ко-
локольчиком и подавать весть,  чтобы по звону он узнавал заранее о его
приходе.  Спросил он потом у духа,  как его имя и  прозвание.  Отвечал
дух, что зовется он Мефостофилем.
   В тот самый час отступился этот безбожный человек от своего господа
и творца,  сотворившего его,  и стал частью окаянного дьявола.  И  это
отступничество его есть не что иное, как его высокомерная гордыня, от-
чаяние, дерзость и смелость, как у тех великанов, о которых пишут поэ-
ты,  что они гору на гору громоздили и хотели с богом сразиться, или у
злого ангела,  который ополчился против бога, и за это, за его гордыню
и высокомерие,  прогнал его господь. Ибо кто дерзает подняться высоко,
тот и падает с высоты.
    После того составляет доктор Фауст в своей наглости и дерзости до-
говор, письменное обязательство и соглашение. Страшное и омерзительное
это было дело! И бумага эта после его злополучной кончины была найдена
в его доме.  Это я хочу сообщить всем добрым  христианам  для  примера
предостережения, чтобы они не давали воли дьяволу и не вредили бы сво-
ему телу и душе,  как вскоре после того доктор Фауст соблазнил  своего
бедного фамулуса и слугу подобным дьявольским делом.
    Когда обе стороны так друг с другом договорились,  взял Фауст ост-
рый нож,  отворил себе жилу на левой руке,  и поистине говорят, что на
этой руке появились запечатленные,  окровавленные письмена: О Ноmo fu-
ge, т. е. беги от него, человек, и будь праведным, и т. п.


                                      6

            Доктор Фауст выпускает кровь в тигель, ставит тигель
                 на горячие уголья и пишет, как ниже следует

    Я, Иоганн  Фауст,  доктор,  собственноручно и открыто заверяю силу
этого письма.  После того как я положил себе исследовать  первопричины
всех вещей,  среди способностей, кои были мне даны и милостиво уделены
свыше,  подобных в моей голове не оказалось и у людей подобному  я  не
мог научиться,  посему предался я духу,  посланному мне,  именующемуся
Мефостофилем,  слуге адского князя в странах востока,  и  избрал  его,
чтобы он меня к такому делу приготовил и научил, и сам он мне обязался
во всем быть подвластным и послушным.
    За это  я  ему со своей стороны обязался и обещаю,  что он,  когда
пройдут и промчатся эти 24 года,  волен будет, как захочет, мне прика-
зать и меня наказать, управлять мною и вести меня по своему усмотрению
и может распоряжаться всем моим добром,  что бы это ни было - душа ли,
тело,  плоть или кровь. И так на вечные времена. С этим отрекаюсь я от
всех живущих,  от всего небесного воинства и от всех людей. И да будет
так. Для точного свидетельства и большей силы написал я это обязатель-
ство собственной рукой, подписал его и собственной кровью разума моего
и чувств моих мысли и волю сюда присоединил,  заверил и запечатал и т.
д.

    Подписано;
                                                         Иоганн Фауст
                             сведущий в элементах и богословия доктор.


                                  7                                      
                                                                             
                        Против доктора Фауста,                            
               закореневшего в своих злодеяниях, стихи
                                                                             
                  Кто обуян гордыней вдруг,                                   
                  А скромность вешает на крюк,
                  Кто в этом черту друг,                                      
                  Тот рубит под собою сук                                     
                  И душу, тело, жизнь - все потеряет вдруг,                   
 Еще:                                                                         
                  Кто мыслит о земных благах                                  
                  И вечность променял на прах,                                
                  Торгует с чертом на паях,                                   
                  Душе готовит вечный страх.                                  

 Еще:                                                                    
           Кто упрямо зажженный огонь оставляет                          
           Или хочет в колодец нырнуть с головою,                        
           Поделом ему, если он погибает.

                                                                        
                                     8                                   
                                                                        
                   [Дьявол является доктору Фаусту]

     В третьей беседе явился Фаусту его дух и фамулус совсем веселым и
вел он себя так:  он прошелся по до,му как огненный муж,  так,  что от
него  исходили яркие огненные струи или лучи,  потом послышались шум и
бормотание,  будто монахи пели,  но никто не знал, что это было за пе-
ние.  Фаусту понравилось это зрелище, но он не хотел, чтобы оно проис-
ходило в его комнате,  прежде чем он увидит,  что из всего этого прои-
зойдет. Вскоре после этого послышался звон копий, мечей и другого ору-
жия, так что ему казалось, будто дом хотят взять приступом. Потом пос-
лышались голоса собак и охотников, псы травили и гнали оленя до комна-
ты Фауста, здесь они его уложили.
    После этого появились у Фауста в комнате лев и дракон, и стали они
биться друг с другом. Хотя лев отважно защищался, все же он был побеж-
ден и проглочен драконом. Фамулус доктора Фауста сказал, что сейчас он
увидит крылатого змия,  брюхо у него  желтое,  белое  и  пятнистое,  а
крылья и спина черные,  половина хвоста как раковина у улитки закруче-
на, и собою заполнил он всю комнату и т. д.
    Потом видно  было,  как  вошел красивый павлин с павою.  Они стали
ссориться,  а потом помирились.  Еще увидели - вбежал разъяренный  бык
доктору Фаусту навстречу. Тот немало испугался, но бык, подбежав к Фа-
усту,  пал перед ним ниц и провалился.  Затем увидели  большую  старую
обезьяну, она подала доктору Фаусту руку, прыгнула на него, стала лас-
каться и снова выбежала из дома.  Потом сделался в доме густой  туман,
так  что  Фауст из-за тумана не мог ничего разглядеть.  Когда же туман
рассеялся,  перед ним оказались два мешка,  один с серебром,  другой с
золотом.  Наконец,  приятно заиграли инструменты - сперва орган, потом
фисгармония, потом арфы, лютни, скрипки, литавры, флейты, гобой, трубы
и другие,  каждый в четыре голоса, так что доктору Фаусту возомнилось,
что он не иначе как попал на небо, а он был с чертом. Так продолжалось
целый час,  и Фауст так закоснел в грехе, что ему казалось, будто он и
не помышлял о раскаянии.  И здесь можно видеть,  какие прельстительные
зрелища дьявол представляет, чтобы Фауст в своем отступничестве не мог
воротиться назад,  более того,  чтобы он еще веселее  мог  предаваться
своему делу и думал:  вот,  я ничего еще злого и мерзкого не видел, но
много радости и веселья.
    После этого вошел дух Мефостофиль к доктору Фаусту в комнату в об-
разе и обличии монаха.  Доктор Фауст сказал ему:  "Чудесное ты положил
начало своими делами и превращениями,  и они доставили мне большую ра-
дость. Если ты думаешь так продолжать,  то снабди меня всяким  добром.
Отвечает Мефостофиль:  "О,  это мне ничего не стоит. Я тебе и в другом
послужу, так что ты увидишь еще большую силу мою и искусство и все по-
лучишь,  чего  от меня потребуешь,  как только ты собственноручно дашь
мне обязательство и соглашение".  Фауст подал ему обязательство и ска-
зал: "Вот тебе договор". Мефостофиль взял договор, и еще потребовал он
от доктора Фауста, чтобы тот снял себе с него копию. И это сделал без-
божный Фауст.


                                    9

                        Дух служит доктору Фаусту

    Когда доктор Фауст поручился злому духу своей собственной кровью и
подписью  в таком мерзком деле,  само собой разумеется,  что бог и все
небесное воинство от него отступились.  И с этого времени стал он дей-
ствовать не  как благочестивый и праведный муж,  но как бес,  о нем же
Христос,  владыка наш, возгласил, что он, вселившись в человека, обре-
тает  в  нем себе убежище и приют.  Дьявол вселился и стал жить у него
согласно пословице: доктор Фауст накликал себе черта в гости.
    Доктор Фауст  занимал  дом своего благочестивого дяди,  и был этот
дом ему отказан по завещанию.  При нем же изо дня в день состоял моло-
дой ученик,  его фамулус, отчаянный негодник, по имени Кристоф Вагнер,
которому эта затея тоже нравилась,  потому что господин тешил его  на-
деждой, что сделает из него многоопытного и ученого мужа; да и без то-
го молодость всегда более склонна к злому,  чем к доброму,  от этого и
он был таков. Итак, в доме у доктора Фауста, как сказано выше, не было
никого,  кроме его фамулуса и его злого духа Мефостофиля, и тот всегда
сопровождал его в образе монаха; заклинал же его Фауст в своем кабине-
те, который с той поры он постоянно запирал на замок.
    Пропитания и провизии было у Фауста с избытком. Когда хотелось ему
доброго вина,  приносил ему дух из подвалов вина, откуда бы ни вздума-
лось. Как он сам однажды признался, немало ущерба нанес он своему кур-
фюрсту и герцогу Баварскому и епископу Зальцбургскому в их погребах. И
имел он также ежедневно горячую пищу, ибо владел волшебным искусством:
стоило ему только открыть окно и назвать птицу, какую ни пожелает, как
она тотчас влетала к нему в окно. Равным образом приносил ему дух луч-
шие готовые кушания из всех близлежащих владений -  от  княжеских  или
графских  дворов,  так  что стол у него был прямо княжеский.  Он и его
слуга были знатно одеты,  в платья,  которые дух покупал или крал  для
них ночью в Нюрнберге,  Аугсбурге или Франкфурте. А так как ночью тор-
говцы не имеют обыкновения сидеть в лавке,  то кожевники  и  сапожники
должны были за это платиться.
    Итак, все это были краденые и похищенные товары и, стало быть, пи-
ща и скарб, вполне заслуживающие уважения, а, правильнее сказать, без-
божные.  По слову господа нашего Иисуса Христа, который в евангелии от
Иоанна называет дьявола грабителем и убийцей, каковым он и является.
    И еще обещал ему дьявол, что будет ежедневно выдавать ему 25 крон,
что составляет 1300 крон в год. Это и было его годичное содержание.


                                   10

                     Доктор Фауст захотел жениться

Таким образом,  доктор Фауст жил эпикурейской жизнью,  день и ночь  не
помышляя ни о боге, ни об аде или дьяволе, решив, что душа и тело уми-
рают вместе.  И так донимали его плотские желания,  что решил он всту-
пить  в  брак и жениться.  Спросил он тогда черта,  который всегда был
врагом законного брака, установленного и утвержденного богом, можно ли
ему жениться.  Злой дух ответил ему: что он о себе думает, не забыл ли
он своего обещания?  И далее: собирается ли его сдержать? Ведь он обе-
щал враждовать с богом и всеми людьми,  поэтому не должно ему вступать
в брак,  ибо нельзя служить двум господам - богу и ему,  дьяволу. Брак
же создан всевышним, а мы ему враждебны. Что же касается прелюбодеяния
и распутства - это мы считаем за благо.  Знай же наперед,  Фауст, если
ты решишься жениться, мы тебя непременно разорвем на клочки. Дражайший
Фауст, посуди сам, что за беспокойство, неудовольствия, вражда и ссоры
вытекают из брачной жизни.
    Доктор Фауст все думал да думал,  как все безбожные люди,  которые
ничего  хорошего не способны придумать и которых соблазняет и ведет за
собой дьявол.  Наконец,  в раздумье призывает он к себе своего монаха;
ведь  и без того у монахов и монашек такое обыкновение - не вступать в
брак, а напротив, запрещать его; так и Фаустов монах отвращал его пос-
тоянно от этого дела.  Фауст ему сказал: "Будь что будет, хочу женить-
ся!" Как только Фауст высказал это намерение, сильный порыв ветра пот-
ряс его дом,  будто все готово было рухнуть. Все двери сорвались с пе-
тель,  такой жар стоял в доме, словно все должно было обратиться в пе-
пел. Доктор Фауст - давай бог ноги, по лестнице. Тут схватил его некий
человек,  швырнул обратно в комнату, так что тот ни рукой, ни ногой не
мог двинуть.  Вокруг него со всех сторон загорелся огонь, словно и сам
он тут же загорится. Стал он кликать своего духа на помощь, дескать он
будет во всем следовать его воле, совету и приказаниям. Тут явился ему
дьявол самолично,  только таким грозным и страшным,  что он не смел на
него взглянуть.
    И сказал ему дьявол так:  "Ну, говори, какие у тебя теперь намере-
ния?".  Доктор Фауст ответил кратко,  что он не выполнил своего обеща-
ния,  которое дал,  только ведь раньше он не разумел этого, и просил о
прощении и снисхождении.  Сатана ответил ему немногими словами: "Смот-
ри, впредь держись этого, говорю тебе: держись этого!" - и исчез.
    После явился ему дух Мефостофиль и сказал ему: "Если впредь ты бу-
дешь держать свое слово,  я могу насытить твою  похоть  иным  образом,
так,  что ты в жизни ничего другого не захочешь. Раз ты не можешь жить
в целомудрии,  я буду каждую ночь и каждый день приводить тебе в  пос-
тель любую женщину,  какую ты увидишь в этом городе или где еще,  если
ты пожелаешь ее по воле своей для блуда.  И в этом виде и образе будет
она с тобой жить".
    Доктору Фаусту это так понравилось,  что сердце у него затрепетало
от радости,  и он покаялся в том, что прежде хотел сотворить. И распа-
лился он таким бесстыдством и похотью,  что день и ночь только высмат-
ривал  красивых  женщин,  так  что если нынче он предавался с дьяволом
блуду, завтра уже новое имел в мыслях.


                                   11

                   Вопросы, заданные доктором Фаустом
                         своему духу Мефостофилю

   После того как доктор Фауст, как было сказано выше, предался с дья-
волом мерзкому  и ужасному блуду,  дал ему дьявол большую книгу о все-
возможном волшебстве и нигромантии,  и ею наслаждался  он  наравне  со
своим дьявольским браком. Это Дарданово искусство обнаружили впоследс-
твии у его прислужника Кристофа Вагнера.  Вскоре любопытство стало яз-
вить его: вызывает он своего духа Мефостофиля, хочет с ним беседовать,
говорит:  "Скажи мне,  слуга мой,  что ты за дух?".  Дух отвечал ему и
сказал: "Господин мой Фауст, я дух и притом летающий дух, владычеству-
ющий в поднебесье".  - "Каким же образом  совершилось  падение  твоего
господина, Люцифера?". Дух сказал: "Господин, так как государь мой Лю-
цифер,  прекрасный ангел,  сотворенный богом, был блаженным созданием,
то мне известно,  что таких ангелов называют иерархиями, и их три: се-
рафимы,  херувимы и престольные ангелы. Первые - князья среди ангелов,
правят  всем небесным воинством,  вторые - охраняют и оберегают людей,
третьи борются и противодействуют нашим дьявольским силам и  потому  и
прозываются  могущественными и князьями среди ангелов.  Также зовут их
еще ангелами-чудотворцами,  вестниками великих дел и ангелами-храните-
лями людей. Также и Люцифер был среди них одним из прекраснейших и ар-
хангелом,  назывался Рафаилом,  а двое других - Гавриилом и  Михаилом.
Вот тебе мой краткий рассказ".


                                   12

                      Прение об аде и адской пещере

   Следует сказать,  что доктору Фаусту все мечталось узнать об аде, и
он спрашивал об этом своего злого духа, также о сущности, местоположе-
нии и р сотворении ада, как с этим обстоит дело. Дух держал ответ. Как
только  свершилось падение его господина,  в тот же миг был ему приго-
товлен ад,  каковой являет тьму кромешную,  где Люцифер связан цепями,
отвержен и отринут и должен оставаться вплоть до суда. Там нет ничего,
кроме тумана, огня, серы, смолы и других зловоний. Потому даже мы, бе-
сы, не знаем, как выглядит ад и как он устроен, и как его господь сот-
ворил и создал,  ибо он не имеет ни конца,  ни краю.  И это  тебе  мой
краткий рассказ.

                                     13                                    
                                                                          
            Другой вопрос доктора Фауста о дьявольском правлении
                                 и властях                                 
                                                                          
Дух должен был также доложить Фаусту о жилище дьяволов, их правлении и
власти.  Дух ответствовал и сказал:  "Господин мой Фауст.  Ад и адская
область и есть для всех нас место жительства и пребывания, она вмещает
в себя столько же,  сколько весь мир.  Над адом и над миром, до самого
неба,  есть десять правителей и княжеств,  которые являются среди  нас
начальниками и самыми могучими, а именно:

              1. Lacus mortis                  6. Gehenna
              2. Stagnum ignis                 7. Herebus
              3. Terrа tenebrosa               8. Barathrum
              4. Tartarus                      9. Styx
              5. Terra oblivionis             10. Acheron.

"В нем правят дьяволы по имени Флегетон. Из них четыре правителя обле-
чены княжеской властью:  это Люцифер на востоке,  Вельзевул на севере,
Велиал на юге и Астарот на западе.  И это княжение пребудет до божьего
суда. Вот тебе рассказ о нашем воинстве".


                                    14

              Вопрос, в каком образе пребывают падшие ангелы

Доктор Фауст начал новую беседу со своим духом. Тот должен был сказать
ему, в каком образе сиял своим убранством и обретался на небе его гос-
подин.  На этот раз дух испросил три дня отсрочки.  На третий день дал
ему дух такой ответ: "Господин мой Люцифер, который и ныне так называ-
ется,  потому что отпал он от пресветлого неба, прежде тоже был божьим
ангелом и херувимом и созерцал в небе все творения и создания божьи. И
был он в таком убранстве, образе, пышности, достоинстве, чине и обита-
лище,  что сидел превыше всех господних творений, выше золота и драго-
ценных каменьев,  так,  что затмевал собою сияние солнца и звезд. Ибо,
когда господь его сотворил,  вознес он его на гору господню и  облачил
княжеским саном,  так что во всех своих делах и помыслах он был совер-
шенен.  Однако скоро впал он в надменность и  высокомерие  и  замыслил
возвыситься над востоком,  и был тогда он господом исторгнут из небес-
ного жилища и низвергнут со своего трона в огненную пропасть,  которая
не погаснет во веки веков, но вечно разгорается. Он был украшен венцом
всего небесного великолепия. И так как он выступил против бога с таким
дерзким  умыслом,  воссел господь на свой трон,  где он творил суд,  и
проклял его и осудил пребывать в преисподней,  откуда он не изыдет  во
веки веков".
    Когда Фауст услышал от своего духа о таких вещах, стал он раздумы-
вать  и сделал отсюда некоторые предположения и выводы.  Молча покинул
он духа,  пошел в свою комнату, лег на постель, начал горько плакать и
вздыхать,  и сердце его возопило. Увидел он из этого рассказа, как был
чудесно взыскан господом дьявол и падший ангел,  так что,  не будь  он
надменен и враждебен богу,  он мог бы навсегда сохранить свое небесное
существо и жилище,  теперь же он отвергнут богом навеки.  И сказал Фа-
уст:  "О,  горе мне горькое,  также придется и мне, ибо и я - создание
божие,  и мои дерзкие плоть и кровь стали проклятием для души и  тела,
соблазнили мои чувства и разум,  так что я, творение божие, отрекся от
создателя и дал дьяволу уговорить себя и предался и продался ему телом
и душой. Потому нет у меня более надежды на милосердие, но подобно Лю-
циферу и я буду подвергнут проклятию и вечным мукам. Ах, горькое горе!
Кого мне винить, кроме себя? О, если бы я никогда не родился!".
    Так жаловался Фауст,  но не хотел он обрести веру и  надежду,  что
покаянием он мог бы снискать милосердие божие. Ибо если бы он подумал:
"Ну,  теперь меня черт так разукрасил, что мне небо с овчинку покажет-
ся.  Давай-ка я вновь обращусь, стану просить господа о милости и про-
щении,  не сотворю больше зла" (это ведь великое покаяние),  - если бы
после этого пошел в церковь,  в общину Христову, последовал святой ве-
ре, тем самым стал бороться с дьяволом, пусть даже ему пришлось бы ос-
тавить тело, то все же душа его была бы спасена. Но во всех своих мыс-
лях и суждениях он сомневался, не имел веры и ни на что не надеялся.


                                   15

            Доктор Фауст беседует со своим духом Мефостофилем
                          о могуществе дьявола

    После того как отлегло несколько у Фауста на душе, он спросил сво-
его духа Мефостофиля о правлении,  совете, силе, натиске, искушениях и
владычестве дьявола и как он этого достиг.  На это дух  отвечал:  "Эта
беседа и тот вопрос,  который я должен тебе разъяснить, ввергнут тебя,
господин мой Фауст,  в раздумье и недовольство. К тому же тебе не сле-
довало бы о том меня испытывать,  так как дело это касается наших тай-
ностей.  И хотя не должен я эту тайну нарушить,  все же узнай, что как
только падший ангел стал врагом господу и всем людям,  стал он учинять
над людьми всевозможные тиранства,  как это и по сию пору ясно  видно:
одного сражает смерть,  другого он заставляет самого повеситься,  уто-
питься или удавиться,  третьего закалывают,  кто впадает в отчаяние  и
тому подобное.  Кроме того, как известно, когда господь создал первого
человека совершенным,  то дьявол,  завидуя ему,  стал его  искушать  и
ввергнул Адама и Еву со всем их потомством во грех и немилость господ-
ню.  Это,  дражайший Фауст,  примеры натиска и тиранства Сатаны. То же
сотворил  он  с Каином и сделал так,  что народ израильский поклонялся
чужим богам,  приносил им жертвы и предавался блуду с языческими жена-
ми. Был также дух, который овладел Саулом, помутил его разум и побудил
его наложить на себя руки.  Есть  еще  дух,  называемый  Асмодеем.  Он
умертвил семерых мужей в то время, как они занимались распутством. Та-
ков дух Дагон, который предал уничтожению 30000 людей, и они были уби-
ты, а ковчег со скрижалями господними попал в руки врага. И еще Велиал
побудил Давида,  чтобы он начал считать свой народ,  и  тогда  погибло
60000 человек. Так же поступил один наш дух с царем Соломоном, побудив
его к идолопоклонству, и т. д.
     "Итак, нет числа нашим духам, кои приступают к людям, побуждают и
приводят их к грехам.  Мы рассеиваемся по всему свету, пользуемся вся-
ческой  хитростью и коварством,  отвращаем людей от веры и влечем их к
грехам и вооружаемся, как только можем. Мы, противники Иисуса, пресле-
дуем  его  приверженцев  до самой смерти,  овладеваем сердцами царей и
князей мира,  подымаем их против учения Христа и его учеников.  И  это
можешь ты, господин мой Фауст, увидеть на себе".
     Доктор Фауст сказал ему:  "Выходит,  что ты и мной овладел, скажи
мне,  любезнейший, правду". Дух ему ответил: "Отчего же? Конечно! Ибо,
как только мы узрели в твоем сердце, что за мысли ты лелеешь и что для
этих  своих  предприятий и дел некого больше тебе использовать,  кроме
дьявола, то еще более дерзостными и отчаянными сделали мы твои мысли и
искания и такими жадными,  что ни днем,  ни ночью ты не имел покоя, но
все твое рвение и помыслы были о том,  как бы применить колдовство.  И
когда ты заклинал нас,  сделали мы тебя таким дерзким и отчаянным, что
ты готов был лучше предаться черту, нежели отступиться от своего дела.
После  этого  еще больше придали тебе бодрости и вложили тебе в сердце
такое желание, что ты уже не мог отступиться от своего намерения приз-
вать к себе духа на помощь. Наконец, настолько мы тебя одолели, что ты
предался нам душою и телом,  и все это ты,  Фауст, можешь на себе уви-
деть".
    "Поистине, - сказал доктор Фауст,  - теперь я ничего уже не  поде-
лаю. Сам себя связал. Если бы были у меня благочестивые помыслы и я бы
обращался с мольбой к богу и не подпустил к себе черта так близко,  не
приключилось  бы  такого несчастья моей душе и телу.  Ах,  что я наде-
лал!".
    И дух  ему отвечал:  "Разочти сам".  И доктор Фауст ушел от него в
печали.


                                     16

                 Прение о преисподней, называемой геенной,
                    как она была сотворена и образована,
                           а также о муках адских

    Доктор Фауст  все же раскаивался в сердце своем и постоянно разду-
мывал о том, что за грех он взял на себя, пожертвовав блаженством сво-
ей души и связавшись с дьяволом ради временных благ.  Но его раскаяние
было раскаянием и покаянием Каина и Иуды,  ибо хотя и раскаивался он в
сердце своем,  но отчаялся в милосердии божием,  и казалось ему невоз-
можным вернуть себе милость божию.  Уподобился он Каину, который точно
так же отчаялся, полагая, что грехи его больше чем можно ему простить;
так же было и с Иудою и т. д. И доктор Фауст думал так же; все смотрел
он в небо, но ничего не мог там разглядеть. Все ему мечталось, как го-
ворится, о черте или об аде; это значит, он думал о том, что содеял, и
казалось  ему,  что  частыми  беседами,  вопросами  и прениями с духом
удастся ему когда-нибудь достигнуть исправления, раскаяния и воздержа-
ния от зла. Однако напрасно, ибо дьявол слишком цепко его держал.
     После этого снова затеял Фауст разговор и прение с духом (ибо ему
опять  подумалось  об  аде).  Стал  он  спрашивать духа,  что есть ад.
Во-вторых,  как ад сотворен и устроен. В-третьих, что за муки и терза-
ния ждут осужденных в чистилище.  В-четвертых и в-последних,  может ли
осужденный вновь возвратить себе милость божию и избавиться от  адских
мук.
    Дух не дал ему ответа ни на один вопрос и  сказал:  "Господин  мой
Фауст, лучше тебе оставить твои вопросы и разговоры относительно ада и
его порядков.  Чего ты хочешь,  любезнейший?  Если бы ты и впрямь  мог
подняться в рай,  я бы снова низверг тебя в преисподнюю,  ибо ты мой и
тут твое место. Потому-то, любезнейший Фауст, прекрати спрашивать меня
об аде и поверь мне, если я тебе обо всем этом расскажу, ты будешь по-
вергнут в такое раскаяние,  сетование,  раздумье и горе, что пожалеешь
сам,  зачем задавал мне вопросы, а потому мое мнение, что лучше тебе о
том не спрашивать".
     Доктор Фауст сказал:  "И все же я хочу знать, или мне не жить. Ты
должен мне все открыть".
    "Так и быть,  - говорит дух,  - я скажу тебе,  мне-то мало горя от
этого.  Ты хочешь знать,  что есть ад? Ад имеет много имен и значений.
Называют его "алчущий" и "жаждущий",  ибо человеку нечем в нем ни уто-
лить жажду,  ни насытиться.  Еще поистине говорят, что геенною зовется
долина неподалеку от Иерусалима. Ад такой же глубины и ширины, как эта
долина, так что Иерусалим, трон небесный, где обитают жители небесного
Иерусалима, расположен от него так далеко, что грешники осуждены вечно
находиться в бесплодной долине и никогда не смогут достигнуть  вершины
града  Иерусалима.  Также ад можно назвать местом столь обширным,  что
грешники, которые там обретаются, не видят ему конца. Также зовется он
пеклом,  ибо  все,  что туда попадает,  должно пылать и гореть подобно
камню в огненной печи,  ибо хотя камень и раскаляется в  печи,  но  не
сгорает  и  не  испепеляется,  а становится только тверже.  Так и душа
грешника будет вечно гореть,  и все же пламя не испепелит  ее,  только
более  жестокими муками станет она терзаться.  Называется ад еще мукой
вечной,  и нет ей начала,  нет надежды и нет конца.  Зовется он мраком
темницы, где нельзя увидеть ни великолепия божьего, ни света, ни солн-
ца или луны,  и если бы там был свет или сияние,  хотя бы как у вас  в
глухую  темную ночь,  тогда бы еще оставалась надежда на свет.  Есть в
аду пропасть,  называемая Славна, как от землетрясения, когда сотряса-
ется земля, тогда образуется такая бездонная пропасть, и кажется, буд-
то из недр этой пропасти вырываются ветры.  Ад называют также Petra  -
утес,  и он предстает в разных видах,  как Saxum,  Scopulus, Rupes или
Cautes.  Таков ад.  Далее,  ад укреплен таким образом, что вокруг него
нет ни земли, ни камней, как у утеса, но как господь укрепил небо, так
создал он и дно ада.  твердое,  остроконечное и  каменистое,  подобное
вершине  скалы.  Называют его Carcer - узилище,  где грешники осуждены
быть в вечном плену.  Еще называется он Damnatio - проклятие, ибо души
в аду,  как в темнице, прокляты и осуждены на вечное заточение, и, как
на гласном суде, произносится приговор виновнику и злодею. Называют ад
также  Pernicies  и  Exitium - погибелью,  ибо душа терпит здесь такой
ущерб, который длится вечность. Также зовется он Confutatio, Damnatio,
Condemnatio - проклятие, осуждение и другими подобными именами, местом
отверженных,  где человек повержен в такую пропасть и бездну, как если
бы  он взобрался на высокий утес или гору и взглянул сверху вниз в до-
лину,  и голова у него пошла кругом.  Но отчаявшийся человек идет туда
не затем, чтобы взглянуть на местность, но чем выше он подымается, тем
более жаждет броситься с кручи и тем глубже его падение;  то же совер-
шается с погибшими душами,  брошенными в адскую бездну:  чем греховнее
душа,  тем глубже должна она упасть. Далее, ад так устроен, что невоз-
можно себе это измыслить и представить. Свой гнев господь вложил в та-
кое место,  которое стало тюрьмою и узилищем для грешников,  потому-то
оно имеет много имен,  как-то:  жилище срама, пасть пожирающих, жерло,
пропасть,  адская глубина,  где души грешников должны не только  обре-
таться в терзаниях и муках вечного пламени, но терпеть срам, поношение
и позор от бога и его святых,  за то что осуждены  обретаться  в  этом
жерле и пасти пожирающей.  Ибо ад и есть такая пасть,  которая никогда
не насыщается,  но жаждет поглотить и души праведные, чтобы и они сов-
ратились и погибли.
    "Вот, доктор Фауст,  то,  что ты должен узнать, ибо ты этого поже-
лал. И запомни, что преисподняя есть преисподняя смерти, зной пламени,
тьма земли, забвение всех благ, о конце которой не озаботился господь.
В ней страдания и муки,  и вечный неугасимый огонь; жилище всех адских
драконов, гадов и мерзких насекомых; обиталище падших дьяволов, полное
зловонной воды,  серы,  смолы и расплавленного металла. И это тебе мой
первый и второй ответ.
     "В-третьих, ты  понуждаешь меня и желаешь,  чтобы я тебе сообщил,
какие страдания и муки испытывают или будут  испытывать  осужденные  в
аду.  В таком случае,  господин мой Фауст, ты должен заглянуть в писа-
ние,  ибо от меня это сокрыто. Однако насколько ужасно выглядит преис-
подняя,  настолько же невыносимы ее муки и пытки.  Об этом я хочу тебе
сообщить.  И грешникам приходится так, как я тебе уже подробно об этом
рассказывал. Ибо поистине говорю тебе: ад, чрево женщины и земля нена-
сытны.  Так и здесь нет ни конца,  ни исхода.  Будут они содрогаться и
стенать о своих прегрешениях и зле, также и о проклятом адском ужасе и
зловонии, препонах и слабости, воплях и стенаниях. И будут они взывать
к господу,  с мольбами и трепетом, робостью, громкими криками, в тоске
и в печали,  с воем и стоном. Ибо не должны ли они кричать громким го-
лосом, трепетать и содрогаться, когда все создания и твари божии опол-
чатся против них,  и будут они терпеть вечное поношение,  а  блаженным
будут уготованы вечный почет и веселие? И страдание и мука одних будут
много тяжелей и суровей других,  ибо неравны их грехи и неравны  также
кары.  Будут  грешники жаловаться на невыносимый холод,  на неугасимый
огонь,  на непереносимый мрак,  зловоние, на вечные побои, на дьяволь-
ские лица,  на то,  что отчаялись во всем добром.  Будут они молить со
слезами:  на глазах,  со скрежетом зубовным,  задыхаясь от смрада,  со
стенаньями в голосе,  шумом оглушающим в ушах,  трепетом рук и ног. От
великой боли будут они пожирать собственный язык,  будут просить  себе
смерти,  охотно  соглашаясь  умереть,  но  не смогут они умереть,  ибо
смерть будет бежать их,  а муки их и пытки станут день ото дня тяжелее
и больше. Вот тебе, господин мой Фауст, ответ на третий вопрос, и сог-
ласуется он с первым и вторым.
    "В-четвертых и в-последних,  хочешь ты иметь от меня ответ на воп-
рос, который относится к богу: смилуется ли господь над осужденными на
адские муки.  Как бы это ни было,  чтобы дать ответ на твой вопрос,  я
хочу сперва ознакомить тебя с адом и его сущностью, сообщить тебе, как
он был создан гневом господним,  и потом посмотреть, не можем ли мы на
этом построить некоторые положения.  Хотя,  дражайший Фауст, это будет
противоречить  твоему обету и клятвенному обещанию,  все же тебе будет
дан ответ. Ты спрашиваешь напоследок, могут ли грешники вновь снискать
милость божию?  На это я отвечаю:  НЕТ.  Ибо все те,  кто обретается в
аду,  кого отринул господь,  там навеки останутся и пребудут  в  гневе
господнем и немилости,  там,  где нет навсегда никакой надежды. А если
бы они могли снискать милость божию,  как мы,  духи,  на это все время
рассчитываем и надеемся, тогда бы они возрадовались и вздыхали об этой
минуте. Но столь же мало, как бесы в аду могут надеяться в своем паде-
нии  и несчастье на милосердие божие,  столь же мало могут надеяться и
грешники.  Ибо здесь не на что надеяться. Их мольбы, вопли и вздохи не
будут  услышаны,  и  их пробужденная совесть будет наносить им удары в
лицо. Император, король, князь, граф или другие правители будут сокру-
шаться:  ах,  если  бы они не тиранствовали и здесь на земле не давали
волю своим прихотям, тогда бы могли они снискать милосердие божие! Бо-
гач будет говорить:  если бы он не был скупцом, щеголь - если бы он не
предавался роскоши,  прелюбодей и развратник - если бы  он  не  творил
прелюбодеяние,  блуд и непотребство; пьяница, чревоугодник, игрок, бо-
гохульник,  клятвопреступник, вор, грабитель, убийца и подобные им бу-
дут помышлять:  о, если бы я не наполнял каждый день свое чрево едой и
питьем, предаваясь излишествам, сладострастию и жадности, если бы я не
богохульствовал,  не нарушал присягу,  не крал, не грабил, не убивал и
не совершал подобных грехов,  тогда я мог бы надеяться на прощение; но
грехи  мои перешли меру того,  что может быть мне отпущено,  поэтому я
вполне заслужил эту адскую кару и муку и не  могу  надеяться  снискать
милость божию.
    "Потому-то, господин мой Фауст,  должен ты знать,  что  осужденным
нечего ждать, что придет время или срок их избавления от этих мучений.
Если бы была у них надежда хотя бы каждый день черпать в море по одной
капле, пока море не высохнет, или насыпать гору песку вышиною до само-
го неба и носила бы птичка с этой горы в год одну песчинку величиной с
горошину и была бы у них надежда,  что расточится эта гора и будут они
прощены,  и тогда бы радовались они этому.  Но нет надежды,  что бог о
них вспомнит и смилуется над ними.  Нет,  они будут лежать в аду,  как
мертвые кости,  смерть и совесть будут их грызть,  и пылкая их вера, с
которой они тогда впервые обратятся к богу,  не будет услышана и вспо-
мянута.  О, если бы мог ты обретаться в аду до той поры, пока все горы
до  одной рухнут и сойдут со своих мест,  пока все камни в море высох-
нут! Но легче слону или верблюду пройти через игольное ушко и все дож-
девые капли пересчитать, чем получить надежду на прощение.
     Итак, короче,  господин мой Фауст,  вот тебе мой четвертый и пос-
ледний  ответ.  И знай,  если ты в другой раз спросишь меня о подобных
вещах, я не стану тебя слушать, ибо я не обязан тебе говорить о подоб-
ном. И оставь меня с такими вопросами и рассуждениями в покое".
    На этот раз пошел доктор Фауст от своего духа в полной меланхолии,
и  был он в сильном замешательстве и сомнении.  Сегодня решал он одно,
завтра другое,  думал об этих вещах день и ночь,  но не мог  прийти  к
твердому решению, ибо, как сказано выше, слишком крепко дьявол им зав-
ладел,  слишком он закоснел, слишком слепо предался он дьяволу. К тому
же, когда он остался один и захотел размыслить над священным писанием,
принял дьявол личину красивой женщины,  стал его обнимать и творить  с
ним всякое непотребство,  так что вскоре забыл он божественное слово и
развеял его по ветру и укрепился в своих злых помыслах.


                                    17

             Другой вопрос, о котором Фауст беседовал с духом

    Доктор Фауст  снова  призвал  своего духа и пожелал задать ему еще
один вопрос, чтобы он и на этот раз удовлетворил его желание. Духу это
пришлось  очень  не по вкусу,  однако на этот раз решил он ему повино-
ваться.  Когда он прежде говорил ему о том,  дух наотрез  отказывался,
теперь же явился он снова и решил удовлетворить его желание,  но уже в
последний раз.  "Ну, что же ты хочешь от меня?" - сказал он Фаусту. "Я
хочу,  - сказал Фауст,  - услышать ответ на мой вопрос, а именно: если
бы ты сам был на моем месте,  был человеком, сотворенным богом, что бы
ты стал делать, чтобы быть приятным богу и людям?".
    Дух усмехнулся и сказал: "Господин мой Фауст, если бы я был сотво-
рен человеком,  как ты, я бы склонялся перед богом, покуда во мне было
бы дыхание человеческое,  и старался не возбудить  против  себя  гнева
божьего.  Я следовал бы сколь возможно его ученью, закону и заповедям,
призывал бы и прославлял его,  хвалил и возносил,  чтобы быть  господу
угодным и любезным, и знал бы, что после своей кончины достигну вечно-
го блаженства, славы и великолепия".
    На это доктор Фауст сказал: "Я, однако же, этого не делал".
    - Поистине ты этого не делал,  - сказал дух,  - но  отступился  от
своего создателя, который тебя сотворил, дал тебе язык, зрение и слух,
чтобы ты разумел его волю и стремился к вечному блаженству. От него ты
отрекся, ты употребил во зло дивный дар твоего разума, ты отказался от
бога и от всех людей,  и в этом тебе некого винить,  как  только  свои
дерзкие и гордые помыслы, ради которых ты потерял лучшее свое сокрови-
ще и драгоценность - царство божие.
    - Да,  - сказал доктор Фауст, - увы, это так! Однако хочешь ли ты,
Мефостофиль, быть на моем месте человеком?
    - Да,  - отвечал дух со вздохом, - и не стал бы с тобою о том пре-
пираться,  ибо если бы я согрешил против бога,  то мне поддержкой было
бы его милосердие.
    Доктор Фауст ему отвечал:
    - Так и мне еще не поздно было бы исправиться.
    - Да,  - сказал дух,  - если бы ты еще мог от своих черных  грехов
обратиться  к милосердию божьему.  Но теперь уже поздно.  И божий гнев
лег на тебя.
    - Оставь меня в покое, - сказал доктор Фауст духу.
    - Так и ты меня оставь в покое с твоими расспросами, - отвечал дух.



                  Теперь следует вторая часть этой истории
                    о приключениях Фауста и других вещах

                                     18

       [Доктор Фауст занимается астрологией и делает календарь]

    Когда доктор Фауст не мог больше получать от духа ответы на вопро-
сы о божественном,  пришлось ему поневоле от этого отступиться, и при-
нялся он делать календарь.  К этому времени стал он хорошим астрономом
или астрологом, человеком ученым и искусным, наученным своим духом чи-
тать по звездам и составлять предсказания погоды, и, как известно мно-
гим, все, что он написал, снискало ему похвалы среди математиков. Так-
же  были  правильны все его предсказания,  которые он посвящал знатным
господам и князьям,  ибо он следовал словам и откровениям своего  духа
относительно  будущих  вещей и событий,  которые всегда оправдывались.
Его календари и альманахи заслужили похвалы перед другими,  потому что
если он вносил что-нибудь в календарь, так и случалось: если он писал,
что будет туман,  ветер,  снег, дождь, тепло, гроза, град и т. п., так
оно и бывало. С его календарями никогда не бывало, как у некоторых не-
опытных астрологов,  которые зимой всегда предсказывают  холод,  мороз
или снег, а летом, в самые жаркие дни - тепло, гром или сильные грозы.
В своих предсказаниях он точно отмечал часы и  время,  когда  что-либо
должно  было  случиться.  И  особо предупреждал он каждого правителя о
грядущих бедах:  одного - если грозил недород,  другого - если готови-
лась война, третьего - если приходил мор.


                                   19

               Вопрос или прение об искусстве астрономии
                             или астрологии

После того как  Фауст два  года составлял  свои календари  и предсказа-
ния, спросил он своего духа о том,  как обстоит дело с астрономией или
астрологией, которой обычно занимаются математики.
    Дух отвечал ему и сказал: "С этим делом обстоит так, что все звез-
дочеты и астрономы ничего особенного предсказать не могут, ибо все это
- сокровенные вещи, сотворенные богом, которые люди не могут познать и
исследовать,  как это можем мы,  духи, парящие в воздухе и поднебесье.
Ибо мы - старые духи,  искушенные в движении небесных светил. Я мог бы
тебе,  господин мой Фауст,  составить календарь и предсказания или го-
роскоп год за годом на вечные времена, и, как ты сам видишь, я еще те-
бе никогда не лгал.  Правда,  древние, те что жили по 500 или 600 лет,
научились искусству этому и овладели им в совершенстве, ибо за столько
лет заканчивается великий год;  поэтому они могут изъяснять знамения и
кометы.  А все молодые и неопытные астрологи пишут свои  предсказания,
как кому на ум взбредет".


                                   20

                             О зиме и лете

Показалось Фаусту непонятным,  каким образом бог сотворил в этом  мире
зиму и лето.  Вот и стал он спрашивать духа,  откуда зима и лето берут
свое начало.  Дух на это отвечал кратко: "Господин мой Фауст, разве ты
сам,  как физик, по солнцу понять этого не можешь? Знай же, что на не-
бе, от луны до звезд, все пылает огнем, земля же, напротив, холодная и
остывшая.  И вот, чем ближе к земле светит солнце, тем становится жар-
че.  В этом причина лета.  А когда солнце стоит далеко, становится хо-
лодно и наступает зима".


                                   21

               О движении неба, его красе и происхождении

Доктор Фауст,  как сказано,  не должен был более расспрашивать духа  о
небесных и божественных вещах.  Это его огорчало; день и ночь только и
помышлял он,  какой бы найти предлог и подходящую причину, чтобы расс-
просить о том, что господь сотворил и что установил. Он уже не спраши-
вал о блаженных душах,  об ангелах и о муках адовых,  ибо знал,  что в
этом деле не может ожидать от духа послушания.  И приходилось ему при-
думывать такое,  что, казалось ему, легче будет получить. Поэтому стал
он расспрашивать духа под предлогом, будто это надобно знать физикам в
их занятиях астрономией или астрологией. И обратился к духу со следую-
щим вопросом,  а именно о движении неба, его красе и происхождении. Об
этом должен был он ему рассказать.
    "Господин мой Фауст,  - отвечал дух,  - бог,  который создал тебя,
создал также и мир и все стихии под небесами,  ибо сперва бог сотворил
небо из лона вод и, отделив воды от вод, назвал небо твердью небесной.
Таким образом, небо кругло, выпукло, подвижно, создано и образовано из
воды,  так же крепко крепостью,  как хрусталь, и имеет сверху такой же
вид, как хрусталь, на нем укреплены звезды, и благодаря этой округлос-
ти неба поделен свет на четыре части,  именно - восход, закат, полдень
и полночь. И так быстро движется небо, что земля разбилась бы вдребез-
ги, если бы этому не препятствовало движение планет. Небо также сотво-
рено с помощью огня,  и если бы облака не охлаждали его своей  влагой,
то  от  огня его или жара воспламенились бы все внизу находящиеся сти-
хии.  Внутри небесной тверди,  там, где помещаются небесные созвездия,
находятся семь планет, каковые суть: Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Ве-
нера, Меркурий и Луна. И все небеса движутся, только огненное небо ос-
тается неподвижным. И мир также поделен на четыре части, каковые суть:
огонь,  воздух,  земля и вода.  От них все сферы и все творения  берут
свое начало,  и каждое из небес заимствует свою материю и свойства.  А
именно:  верхнее небо - огненное,  среднее и нижнее светлы как воздух.
Одно небо светится, а среднее и нижнее прозрачны как воздух. В верхнем
небе теплота и свет проистекают от близости солнца, а в нижнем небе от
отражения  его блеска,  от земли.  Там же,  куда не заходит его блеск,
стоит холод и мрак.  В этом мрачном воздухе обитаем мы, духи и бесы, и
ввергнуты  мы  в этот мрачный воздух.  В этом мрачном воздухе,  где мы
обитаем,  бушевание, гром, молния, град, снег и тому подобное; поэтому
мы можем знать во всякое время года,  какая будет погода.  Итак,  небо
состоит из двенадцати сфер,  которые окружают землю и воду,  и все они
могут быть названы небесами".
    И дух также рассказал о том, как одна планета вслед за другою пра-
вит, и на сколько градусов каждая планета подымается над другими.

                                    22

            Доктор Фауст спрашивает о том, как бог создал мир,
                 и о том, как впервые был создан человек,
             на что ему дух по своему обычаю дает лживый ответ

    К опечаленному и сокрушенному доктору Фаусту явился его дух,  стал
его утешать и спрашивать, что за тоска и печаль его гнетут. Доктор Фа-
уст  ничего ему не ответил,  так что дух ревностно к нему приступился,
желая,  чтобы Фауст поведал ему свою заботу,  тогда он по  возможности
ему поможет. Доктор Фауст ответил: "Взял я тебя в слуги, и служба твоя
мне дорого обходится,  а между тем не могу добиться, чтобы ты поступал
по моей воле, как подобает слуге".
    Дух сказал: "Господин мой Фауст, ты знаешь, что я тебе еще никогда
не перечил, но часто,  даже когда я не обязан был отвечать на твои во-
просы,  все же и тогда поступал согласно твоему желанию.  Скажи же мне,
господин мой Фауст, что твоей душе угодно?".
     При этих словах отлегло у доктора Фауста от сердца,  и тогда  по-
просил доктор Фауст:  пусть дух ему расскажет,  как бог сотворил мир и
как был сотворен человек. На это дух дал Фаусту безбожный и лживый от-
вет и сказал так:  "Мир,  мой Фауст,  никогда не рождался и никогда не
умрет.  И род человеческий был здесь от века,  так что не было у  него
начала.  Земля же сама собой родилась,  а море от земли отделилось.  И
так мирно и полюбовно,  словно они могли говорить друг с другом.  Суша
попросила у моря во владенье поля,  луга,  леса и траву или листву,  а
вода - рыб и все,  что в воде находится. Богу они предоставили создать
только  людей и небо,  так что люди в конечном счете должны быть подв-
ластны богу. Из этой силы развились четыре силы: воздух, огонь, вода и
земля. Иначе и короче я не могу тебе рассказать".
    Доктор Фауст задумался над этим и никак не мог взять в толк. Когда
он  читал 1-ю главу Бытия,  Моисей об этом иначе говорил,  но Фауст не
стал много возражать.


                                   23

              Как все адские духи явились к доктору Фаусту
                        в своем подлинном образе
                    и среди них семеро самых главных

Князь и  прямой  повелитель доктора Фауста явился к нему,  пожелав его
навестить.  Доктор Фауст немало был напуган его страшным  видом.  Ибо,
невзирая на то,  что стояло лето,  от дьявола несло таким холодом, что
доктор Фауст думал - он замерзнет.  Дьявол,  назвавший себя  Велиалом,
сказал:  - Доктор Фауст,  в полночь, когда ты проснулся, я прочел твои
мысли, а именно, что ты пожелал видеть наиглавнейших адских духов; так
вот я явился с моими самыми именитыми советниками и слугами, чтобы ты,
согласно своему желанию, поглядел на них.
    - Вот хорошо! - говорит Фауст. - Где же они?
    - За дверью, - отвечает ему Велиал.
    А Велиал явился к доктору Фаусту в обличье косматого,  черного как
уголь медведя,  только уши его стояли торчком и были, как и морда, ог-
ненно-красного цвета.  Были у него как снег белые длинные клыки, длин-
ный хвост,  локтей около трех,  а на шее имел он три раскрытых  крыла.
Тогда  в комнату к доктору Фаусту стали входить духи,  один за другим,
ибо все вместе они не могли поместиться, а Велиал указывал доктору Фа-
усту по очереди, кто они были и как звались. Вначале вошло семь имени-
тых духов,  как-то Люцифер, доктора Фауста прямой повелитель, которому
он продался.  Он был ростом с человека,  волосат и космат,  мастью как
рыжая белка, и хвост торчком как у белки. Засим Вельзевул. У того были
волосы тельного цвета и голова как у быка с двумя страшными ушами, то-
же волосатый и косматый, с двумя большими крыльями, колючими, как чер-
тополох  в  поле,  наполовину  белыми,  наполовину зелеными,  а из-под
крыльев огненные языки вырываются;  хвост же у него, что у коровы. Ас-
тарот,  тот явился в образе дракона и так вошел прямо на хвосте. Ног у
него не было,  хвост окрашен как у ящерицы, брюхо толстое, спереди две
короткие лапы, совсем желтые, а брюхо изжелта-белое, спина коричневая,
как каштан,  на ней острые иглы и щетина в палец длиною,  как  у  ежа.
После того вошел Сатана, седой как лунь, косматый. У него была ослиная
голова,  а хвост кошачий и когти в локоть длиной. Анубис, тот имел со-
бачью голову,  черную с белым: на черном - белые крапины, а на белом -
черные.  Кроме того,  у него были ноги и отвислые уши, как у собаки, и
был  он ростом в четыре локтя.  После него вошел Дификанус,  высотой с
локоть, видом как птица или куропатка, только шея зеленая с переливом.
Последний  был  Дракус - на четырех коротких лапах,  желтых и зеленых,
сверху коричневый, весь как синее пламя, а хвост красноватый.  Эти се-
меро  вместе  с Велиалом,  который ими хороводил,  были,  как сказано,
расцвечены разными красками.  Остальные явились также в образах  нера-
зумных зверей - как свиньи,  серны,  олени,  медведи" волки, обезьяны,
бобры, буйволы, козлы, вепри, ослы и т. д. и т. п. В таких образах и в
такой  раскраске  явились они к нему,  а некоторым из них пришлось ос-
таться за дверьми его покоев.
    Доктор Фауст немало дивился этому и спросил семерых стоящих вокруг
него, почему они не приняли другого обличья. Они отвечали ему и сказа-
ли,  что  в  аду  они не могут менять своего вида,  и остаются адскими
зверьми и гадами, хотя выглядят они там страшнее и отвратительнее, чем
здесь. Однако же могут они принимать человеческий образ и повадки, как
захотят.  Фауст сказал на это, что будет довольно, если они семеро тут
останутся, а остальных попросил убраться. Так и стало. После этого Фа-
уст пожелал, чтобы они показали ему свое уменье, и на это они согласи-
лись.
    И так, один за другим, как они это прежде делали, они обернулись в
различных зверей, а также в больших птиц, змей, ползучих гадов, двуно-
гих и четвероногих.  Это весьма понравилось Фаусту,  и он спросил,  не
может ли и он сделать так же.  Они отвечали,  что может, и бросили ему
магическую книжечку: пусть испробует свое уменье, что он и сделал.
    Когда они хотели удалиться,  он спросил их,  кто создал насекомых.
Они же сказали: "После грехопадения человека расплодились насекомые во
вред и на мучения человеку. Мы так же легко можем обращаться в различ-
ных насекомых, как и в других животных". Доктор Фауст рассмеялся и по-
желал  это  увидеть,  что и произошло.  Они исчезли с его глаз,  и тут
вдруг в покоях доктора Фауста и в его комнате  появились  всевозможные
насекомые,  как-то: муравьи, пиявки, слепни, сверчки, саранча и т. д.,
так что весь его дом наполнился насекомыми. Особенно был он разгневан,
раздосадован  и обозлен,  что некоторые из этих насекомых стали причи-
нять ему всяческие мучения:  муравьи мочились на  него,  пчелы  жалили
его,  мухи ползали по лицу, блохи кусали, шершни налетали на него так,
что он должен был защищаться,  вши кусали его в голове и под рубашкой,
пауки  взбирались  на него,  гусеницы ползали по его телу,  осы жалили
его.  И так они измучили его, что он, наконец, воскликнул: "Видно, все
вы сущие дьяволята!".  От всего этого не мог Фауст высидеть в комнате.
Как только он выскочил прочь, не стало больше ни его мучений, ни насе-
комых. Те и другие сразу исчезли.


                                   24

               Как доктор Фауст совершил путешествие в ад

Пошел уже восьмой год положенного доктору Фаусту срока,  и дни его шли
друг за дружкой к цели.  Большую часть своего времени занимался он ис-
следованиями, учением,  расспросами и диспутами.  Между тем стала  ему
мерещиться или страшить его преисподняя. Поэтому он потребовал от сво-
его слуги,  духа Мефостофиля,  чтобы тот вызвал к нему господ своих  -
Велиала или Люцифера.  Те,  однако,  послали ему беса, который сообщил
ему, что в поднебесной зовется он Вельзевулом, и спросил Фауста, како-
во  его желание или стремление.  Фауст сказал:  не может ли он сделать
так, чтобы дух ввел его в преисподнюю и снова вывел, чтобы он мог уви-
деть и постигнуть свойства,  основания и качества преисподней, а также
ее сущность?  "Хорошо,  - отвечал ему Вельзевул, - в полночь я приду и
возьму тебя". Когда настала ночь, темная, хоть глаз выколи, явился ему
Вельзевул, на спине у него было сидение, сделанное из костей и со всех
сторон закрытое.  В него сел доктор Фауст и отправился в путь.  Теперь
послушайте, как дьявол ослепил Фауста, обморочил его так, что тот и не
мыслил иначе,  как если бы он побывал в аду. Он поднялся с ним на воз-
дух,  и от этого Фауст заснул, будто он сидел в теплой воде или ванне.
Вскоре после этого поднялся он на высокую гору, подобную большому ост-
рову, откуда вырывались сера, смола и огненные языки с таким неистовс-
твом  и грохотом,  что доктор Фауст от этого проснулся,  а дьявольский
змей ринулся в эту пропасть вместе с доктором Фаустом.  И  хотя  Фауст
сильно загорелся,  но не почувствовал ни жары,  ни ожога, только вете-
рок,  как весною или в мае. Потом услышал также различные инструменты,
звуки которых были весьма приятны,  но как ни ярко было пламя,  не мог
он разглядеть ни одного инструмента или понять, как они были устроены.
При этом он не должен был спрашивать, что творится, ибо ему было напе-
ред строго запрещено говорить и задавать вопросы. Между тем к дьяволь-
скому змею или Вельзевулу подлетели еще трое в таком же обличье. Когда
доктор Фауст еще глубже погрузился в пропасть, а трое названных летели
впереди  Вельзевула,  повстречался  доктору  Фаусту  огромный крылатый
олень с большими ветвистыми рогами и хотел сбросить доктора  Фауста  в
пропасть,  что его очень испугало.  Однако трое впереди летевших гадов
прогнали оленя.  Когда доктор Фауст еще глубже спустился в  расщелину,
он ничего не мог разглядеть, кроме множества насекомых и змей, которые
роились вокруг.  Змеи же были несказанной величины.  Но на помощь  ему
пришли  крылатые  медведи,  они стали бороться и сражаться со змеями и
победили их,  так что он невредимо и благополучно миновал их. Спустив-
шись еще несколько ниже, он увидел огромного крылатого быка, выходяще-
го из каких-то древних ворот или из ямы.  Разъяренный,  он с ревом ки-
нулся на доктора Фауста и так сильно толкнул его сидение,  что оно пе-
ревернулось вместе с Фаустом и его змеем. Полетел доктор Фауст с сиде-
ния своего в пропасть все глубже и глубже,  крича о помощи, ибо не ви-
дел возле себя своего духа и думал: конец пришел мне! Но вот его подх-
ватила на лету старая морщинистая обезьяна. Она его удержала и спасла.
Тем временем преисподнюю заволокло густым,  плотным туманом,  так  что
некоторое время он не мог вообще видеть ничего.  Как вдруг разверзлось
облако, из него вышли два больших дракона, и везли за собой колесницу,
в  которую  старая  обезьяна усадила доктора Фауста.  Тут примерно еще
четверть часа стоял густой мрак,  так что доктор Фауст не  мог  видеть
или рассмотреть ни колесницы,  ни драконов, однако же падал все ниже и
ниже. Но как только рассеялся этот плотный, зловонный и мрачный туман,
он вновь увидел своих коней и повозку. Тут с высоты устремилось на не-
го столько лучей и молний, что и храбрейший, не говоря о докторе Фаус-
те,  задрожал бы и испугался.  Тем временем приблизился доктор Фауст к
широкому и бурному потоку. Драконы вместе с ним погрузились в воду, но
он чувствовал не воду, но великую жару и зной, а волны и потоки воды с
такой силой обрушились на него,  что он потерял и коней,  и повозку  и
все глубже и глубже погружался в страшный поток,  пока, наконец, падая
вниз, не угодил в расщелину с высокими острыми краями. Здесь уселся он
как полумертвый, озираясь кругом, однако никого не видя и не слыша. Он
все глядел в расщелину,  откуда веял ветерок, вокруг себя видел он во-
ду.  "Ну, что же теперь тебе делать, - подумал Фауст, - раз ты покинут
адскими духами? Остается тебе либо броситься в расщелину, либо в воду,
либо здесь наверху погибнуть". И разгневался он и в бешеном безрассуд-
ном страхе бросился в огненную яму,  восклицая: "Ну что же, духи, при-
мите от меня заслуженную жертву, этому обрекла меня душа моя!". Но как
только он очертя голову бросился вниз, раздался страшный шум и грохот,
от которого горы и скалы задрожали настолько сильно,  что Фауст решил,
будто стреляют из самых больших орудий. Когда же он, наконец, попал на
дно,  увидел он в огне множество знатных мужей,  императоров, королей,
князей и дворян,  а также много тысяч вооруженных воинов.  Возле этого
огня протекал прохладный ручей, иные из него пили, купались и услажда-
лись,  другие от холода бежали в пламя,  чтобы согреться. Доктор Фауст
ступил в огонь и хотел схватить душу одного из грешников, но когда ему
показалось,  что он уже держит ее,  она исчезла у него из рук.  Однако
из-за  жары  он  не мог здесь оставаться долее,  и когда он оглянулся,
глядь - снова идет к нему его дракон или Вельзевул с креслом, он усел-
ся  и полетел обратно ввысь.  Ибо доктор Фауст не мог более переносить
гром,  бурю, туман, серу, дым, пламя, мороз и зной, особенно после то-
го, как он нагляделся на страдания и муки, вопли и стоны и прочее.
    Доктор Фауст уже порядочное время не был дома,  и его  фамулус  не
мог ничего другого подумать и предположить, как то, что Фауст, который
так жаждал видеть ад, узрел более, чем желал, и остался там навеки. Но
пока тот раздумывал,  вернулся доктор Фауст снова к себе домой и,  как
все это время он проспал на стуле,  так спящим дух и  сбросил  его  на
постель.
    Когда же настал день и доктор  Фауст  проснулся  и  узрел  дневной
свет,  было с ним не иначе,  как если бы он некоторое время просидел в
мрачной темнице.  Ибо за все это время не видел он в аду ничего, кроме
потоков пламени и того,  что вышло из пламени.  Итак,  лежа в постели,
раздумывал доктор Фауст о преисподней. Иной раз и впрямь ему казалось,
что  он  побывал там и все это видел,  другой раз брало его сомнение и
мнилось,  что его глазам представилось только дьявольское  наваждение,
как оно и было на самом деле,  ибо по-настоящему он не видел преиспод-
ней, а не то не пожелал бы он там очутиться.
    Эту историю  и  рассказ  о том,  что он в своем ослеплении видел в
преисподней, доктор Фауст сам записал, и это писание было найдено пос-
ле  его смерти на листке,  написанном им собственноручно и вложенном в
книгу, где он и оставался.


                                    25

                Как доктор Фауст путешествовал по звездам

   Эту историю также нашли  у Фауста составленную и записанную им соб-
ственноручно для одного доброго приятеля его,  Ионы Виктора,  медика в
Лейпциге. Содержание же этого письма было следующее:

            "Любезнейший господин мой и брат!
    "Я вспоминаю,  как и Вы,  наши школьные годы в дни  нашей  юности,
когда вместе учились мы в Виттенберге. Вы поначалу усердствовали в ме-
дицине,  астрономии,  астрологии,  геометрии, притом уже тогда были Вы
славным физиком. Я же не мог равняться с Вами и, как Вы хорошо знаете,
изучал богословие. Только в этом искусстве я мог добиться равных с Ва-
ми успехов,  после чего Вы,  случалось, обращались ко мне за советом в
некоторых делах,  и я,  как это явствует из благодарственного  письма,
писанного Вами, никогда и ни в чем не отказывал Вам и всегда давал Вам
ответ. Так и теперь я к Вашим услугам, и таковым Вы меня всегда найде-
те и встретите.  Равным образом,  я благодарен Вам за все похвалы, что
Вы мне расточаете и дарите, а именно, что календарь мой и предсказания
так  прославились,  что  ко мне обращаются теперь не только малозначи-
тельные частные лица или простые бюргеры,  но князья, графы и господа,
по той причине, что все записанное и составленное мною полностью соот-
ветствует истине.  В письме Вашем Вы упоминаете также о моем путешест-
вии по звездам, что до Вас дошли слухи о нем, и просите меня сообщить,
имело ли оно место или нет, присовокупляя, что это вещь совершенно не-
возможная,  разве  только  с помощью черта или волшебства.  Ну что же,
Фриц! Как бы то ни было, оно действительно имело место и притом именно
таким образом, как я, согласно Вашей просьбе, Вам сейчас доложу.
    "Однажды я не мог заснуть и думал при этом  о  моих  календарях  и
предсказаниях,  о  том,  как  устроена и какие свойства имеет небесная
твердь и не мог бы человек или ученые физики узнать об этом  здесь  на
земле, так чтобы исследовать и изучить ее устройство если не по прямо-
му наблюдению,  то по размышлению,  предположениям и книгам. И вдруг я
услышал,  как неистовый шум и ветер поднялись в моем доме, все двери и
ставни распахнулись, чему я немало испугался. И раздался тогда рычащий
голос, который произнес: "Ну, хорошо, ты увидишь радость твоего сердца
и мыслей и то, чего жаждешь". На это я сказал: "Если я увижу то, о чем
я думал и чего сейчас так страстно желаю,  тогда я пойду с тобой".  Он
же снова ответил:  "Тогда выгляни в окно,  ты увидишь возок".  Я так и
сделал и увидел летящую вниз повозку, запряженную двумя драконами, как
видно,  из адского пекла.  Так как в это время на небе светила луна, я
рассмотрел и моих коней,  и повозку. У драконов этих были черные с ко-
ричневым крылья в белых крапинах, а спина, брюхо, голова и шея в зеле-
новатых, желтых и белых пятнах. Голос снова прокричал: "Итак, садись и
поезжай". Я сказал: "Я последую за тобой, если только мне будет разре-
шено". Тогда я вскочил на подоконник, прыгнул в мой возок и тронулся в
путь.
    "Летающие драконы  взвились  вместе со мной.  Повозка имела четыре
колеса,  и стучали они так, как будто я ехал по земле; только при вра-
щении из-под колес все время вырывались огненные языки. Чем выше я по-
дымался, тем темнее становилось вокруг. Казалось, будто из яркого сол-
нечного  дня  я погружаюсь в темную яму.  Так смотрел я с неба вниз на
землю.  Во время этого полета прилетел мой дух и слуга и сел ко мне  в
повозку.  Я сказал ему: "Мой Мефостофиль, куда я теперь направляюсь?".
- "Об этом не беспокойся", - отвечал он и полетел еще выше.
    "Теперь я расскажу Вам, что я видел, ибо я вылетел во вторник и во
вторник же вернулся домой,  что составляет восемь дней. За это время я
ни  разу  не спал и не сомкнул глаз и летел совершенно невидимым.  Как
только рассвело и наступило раннее утро,  сказал я своему другу Мефос-
тофилю: "Не знаешь ли ты, любезнейший, как далеко мы отъехали, ты это,
наверно,  знаешь, ибо я хорошо могу понять из того, что меня окружает,
что за эту ночь я порядочно проехал,  хотя за все время моей отлучки я
не чувствовал ни голода,  ни жажды". Мефостофиль ответствовал: "Поверь
мне, мой Фауст, что ты за это время уже поднялся на 47 миль в вышину".
После этого взглянул я на землю. Я увидел здесь много королевств, кня-
жеств  и водных пространств,  так что я мог хорошо обозреть весь мир -
Азию, Африку и Европу. И находясь на такой высоте, я сказал моему слу-
ге: "Теперь покажи и укажи мне, как называются те и эти страны и госу-
дарства".  Он это сделал и сказал:  "Взгляни,  вот по левую руку лежит
Венгрия,  далее здесь Пруссия,  там наискось Сицилия,  Польша,  Дания,
Италия, Германия. Завтра же ты увидишь Азию, Африку, также Персию, Та-
тарию,  Индию и Аравию. И так как ветер сейчас дует сзади, то видим мы
Померанию,  Россию и Пруссию, а также Польшу, Германию, Венгрию и Авс-
трию". На третий день я смотрел на большую и малую Турцию, Персию, Ин-
дию и Африку.  Я видел перед собой Константинополь,  а в Персидском  и
Константинопольском море увидел множество кораблей и войска, двигавши-
еся взад и вперед.  И представлялось мне,  глядя  на  Константинополь,
будто там едва три дома,  а люди величиной с вершок.  Я выехал в июле,
когда было совсем тепло.  Смотрел я туда и сюда,  на восход и на  пол-
день,  к закату и полночи, и если в одном месте шел дождь, то в другом
гремела гроза,  здесь падал град,  в другом месте была хорошая погода,
и мог я наблюдать все,  что в это время происходило на свете.  Когда я
пробыл восемь дней в воздухе,  увидел я,  что небо движется и кружится
так быстро, как будто оно разлетится на тысячу кусков. Небо было таким
ослепительным, что я ничего не мог разобрать, и таким жарким, что я бы
мог сгореть,  если бы мой слуга не поднимал ветер.  Облака, которые мы
видели внизу над землею, были такими плотными и крепкими, словно стены
и скалы,  прозрачными как кристалл,  и дождь, который шел из них, пока
не падал на землю, был таким чистым, что можно было увидеть в нем свое
отражение.  Облака  же на небе движутся с такой силой с востока на за-
пад,  что звезды,  луна и солнце вовлечены в это движение. Отсюда (как
мы видим) происходит то,  что они движутся с востока на закат.  И хотя
мне казалось,  что солнце у нас величиной едва ли с днище от  бочонка,
на самом же деле оно больше всей земли,  так что я не мог видеть,  где
оно кончается.  Поэтому-то луна ночью,  когда солнце заходит, получает
от него свет и так ярко светит ночью, что и на небе становится светло.
И потому ночью на небе царит день, а на земле темнота и ночь.
    "Таким образом, я увидел более, чем желал. Некоторые из звезд были
больше, чем полземли, планеты - величиной с землю, а там, где был воз-
дух, обретались духи. Спускаясь вниз, я увидел землю. Она была подобна
яичному желтку, и мне показалось, что суша занимает не более вершка, а
вода  превосходит  ее  в  два раза.  Так на восьмой день ночью я снова
возвратился домой и проспал трое суток подряд,  после чего и  составил
все мои календари и предсказания соответственно виденному.
    "Все это,  согласно Вашему желанию,  не хочу от Вас утаить.  Итак,
посмотрите в Ваших книжках, согласуются ли они с тем, что я видел.

                                     Сердечно приветствую Вас
                                                    Доктор Фауст
                                                          Звездовидец".


                                  26

                          Третье путешествие
         доктора Фауста в некоторые государства и княжества,
                 а также в знаменитые города и земли

    На шестнадцатом году доктор Фауст задумал пуститься в  путешествие
или паломничество и приказал своему духу Мефостофилю,  чтобы он привел
его и доставил,  куда он пожелает.  Для этого Мефостофиль обратился  в
коня, но были у него крылья, как у дромадера, и бежал он, куда бы док-
тор Фауст его ни направил.  Фауст объехал и объездил многие княжества,
как-то:  землю Панонию, Австрию, Германию, Богемию, Силезию, Саксонию,
Мейсен,  Тюрингию, Франконию, Швабию, Баварию, Литву, Лифляндию, Прус-
сию,  Московские земли,  Фрисландию,  Голландию,  Вестфалию, Зеландию,
Брабант, Фландрию, Францию, Испанию, Португалию, Италию, Польшу, Венг-
рию и затем снова Тюрингию. Двадцать пять дней был Фауст в отсутствии,
и за это время не много он увидел,  что бы ему нравилось. Поэтому отп-
равился он вторично в путь на своем коне, явился в Трир. Пришло ему на
ум сперва посмотреть на этот город,  по той причине, что имел он такой
старинный  вид,  но  не увидел он там ничего особенного,  кроме одного
дворца чудной постройки из обожженного кирпича и такого прочного,  что
ни один враг не был ему страшен. После увидел он церковь, где погребе-
ны Самсон и епископ Попо.  Она была сложена из камней такой  величины,
что просто нельзя поверить,  и скрепленных железом. После этого он по-
вернул во Францию - в Париж.  Там ему весьма понравился университет. И
что  за  города  и местности ни приходили бы Фаусту на ум - он посещал
их. Так, среди прочих, Майнц, где Майн впадает в Рейн. Однако здесь он
промешкал недолго и поехал в Кампанию,  в город Неаполь.  Здесь увидел
он столько церквей и монастырей,  что и сказать нельзя,  и видел  дома
столь большие,  высокие и великолепно украшенные,  что диву дался. Там
же находится великолепный дворец или замок, недавно отстроенный, кото-
рый  превосходит  все остальные постройки в Италии в отношении вышины,
ширины и длины,  с разнообразно разукрашенными башнями, стенами, двор-
цовыми постройками.  Близ него лежит гора, называемая Везувием. На ней
много виноградников,  олив и других фруктовых деревьев и вина, которое
зовется греческим, оно такое превосходное и доброе.
    Вскоре он увидел Венецию.  Немало удивился, что она почти отовсюду
окружена  морем.  Смотрел  он,  как сюда привозят на кораблях товары и
припасы,  какие только потребны для человека, и подивился, что в таком
городе, где почти что ничего не произрастает, тем не менее все имеется
в избытке.  Видел он также просторные дома и высокие башни  и  красоту
храмов и других зданий, и все это построено и высится прямо на воде.
    Дальше в Италии направился он в Падую осмотреть университет. Город
этот обнесен тройной стеной,  которая окружена многими рвами и обтека-
ется водой.  Есть там замок и крепость,  и в ней много построек,  есть
красивая соборная церковь и ратуша,  такая прекрасная,  что ни одна на
свете с ней не сравнится.  Есть здесь церковь св.  Антония.  Равной ей
нет во всей Италии.
    Далее пришел он в Рим,  который лежит на реке,  называемой Тибром.
Она течет посреди города, а по правую сторону ее семь холмов. В городе
одиннадцать ворот,  Ватикан,  гора,  где находится храм или собор  св.
Петра.  Рядом - папский дворец, окруженный прекрасным парком, и тут же
Латеранская церковь, в ней много реликвий и священных предметов, и зо-
вется она апостольской церковью.  Это без сомнения одна из самых бога-
тых и знаменитых церквей во всем мире.  Видел он также много языческих
брошенных храмов, также много колонн и арок и т. д. Обо всем этом было
бы слишком долго говорить, и Фауст мог здесь насладиться и развлекать-
ся.
     Невидимо проник он в папский дворец,  где  увидел  много  слуг  и
придворных лизоблюдов и все кушания и явства, которые подносились папе
в таком избытке, что доктор Фауст сказал дьяволу: "Фу ты, черт, почему
не сделал ты меня папою?".  Доктор Фауст увидел здесь все подобное се-
бе,  как-то:  высокомерие, чванство, гордыню и дерзость, пьянство, об-
жорство, распутство, прелюбодеяние и все безбожное естество папы и его
прихлебателей, так что он воскликнул: "Мнилось мне, что я стал свиньей
или скотом дьявольским,  однако этот даст мне очко вперед.  Эти свиньи
откормились в Риме, и пора уж им на убой". И так как много слышал он о
Риме, то силой своего волшебства остался на три дня и три ночи невиди-
мо в папском дворце, и никогда славный господин Фауст так хорошо не ел
и не пил.
     Случилось ему однажды стоять перед  папой  невидимо,  когда  папа
собрался  есть  и  сделал над собой крестное знаменье,  а он взял да и
пустил ветер ему в лицо.  И это повторялось несколько раз подряд.  Еще
Фауст расхохотался так,  что на весь зал слышно было,  потом заплакал,
будто грустно ему стало,  а присутствующие не знали,  в чем тут  дело.
Папа же стал говорить своим слугам, что это плачет неприкаянная душа и
молится об отпущении грехов,  и наложил на нее эпитимию.  Доктор Фауст
рассмеялся и был предоволен, что так обморочил папу. Когда же на папс-
кий стол подали последнюю перемену,  а доктора Фауста разобрал  голод,
протянул  он руку и сразу же явства и кушанья прямо на блюдах полетели
к нему в руки,  и исчез он вместе с ними,  унесенный ветром вместе  со
своим  духом  на высокую гору в Риме,  называемую Капитолием,  и там с
охотой пообедал.  Потом снова он послал своего духа,  чтобы тот  добыл
ему  лучшего вина с папского стола вместе с серебряными кубками и кув-
шинами.  Когда папа все это увидел,  что у него похищено,  приказал он
той же ночью звонить во все колокола и служить обедню и молить за упо-
кой погибшей души и в гневе своем предал Фауста или погибшую душу ана-
феме и осудил ее на муки чистилища. Фауст, однако, сам недурно подчис-
тил папскую снедь и питье.  И серебряную посуду, оставленную им, нашли
после его исчезновения.
    Когда же настала полночь и Фауст насытился этими явствами, он сно-
ва  поднялся  со  своим духом ввысь и прилетел в Милан,  что в Италии.
Местность нашел он весьма полезной для здоровья,  ибо здесь совсем нет
жары,  имеется свежая вода и семь прекрасных озер,  а кроме того,  еще
много славных рек и источников. Есть в нем также красивые крепости, на
диво построенные церкви и княжеские дворцы,  однако в старинном вкусе.
Понравились ему высокий замок или крепость с  башнями  и  великолепная
больница, посвященная божьей матери.
    Также осмотрел он Флоренцию,  подивился на ее епископство, на кра-
соту  ее арок и сводов,  на прекрасный фруктовый сад у св.  Марии,  на
церковь,  лежащую в ограде замка,  окруженную красивыми переходами,  с
башней из чистого мрамора. Ворота, которые туда ведут, отлиты из коло-
кольного металла или бронзы,  и на них изображены картины из Ветхого и
Нового завета.  Эта местность богата славным вином,  а также искусными
мастерами.
    Также Лион  во  Франции,  лежащий  между двумя холмами и омываемый
двумя реками. В нем отличный храм и великолепная колонна с высеченными
изображениями.
    Из Лиона отправился он в Кельн на Рейне. Там есть обитель, зовется
священной обителью, так как в ней погребены три царя, что шли за Хрис-
товой звездою.  Когда Фауст эго увидел,  он воскликнул:  "О, добрые вы
люди, как же пришлось вам плутать, ведь вы должны были в Палестине ид-
ти к Вифлеему в Иудее, а пришли сюда, или, может быть, вы после смерти
своей были брошены в море, плыли по Рейну и здесь в Кельне вас вылови-
ли и похоронили".  Здесь дьявол побывал у св.  Урсулы и ее 11000  дев.
Особенно ему понравилась красота тамошних женщин.
    Неподалеку лежит город Ахен,  престол императора.  В  этом  городе
есть храм из чистого мрамора,  который великий император Карл возвел и
построил, чтобы все его потомки здесь принимали венец.
    Из Кельна и Ахена вновь повернул он в чужие страны, к Женеве, что-
бы посмотреть на город.  Лежит он в  Савойе  близ  швейцарской  земли,
большой и красивый торговый город; в нем имеются отличные виноградники
и живет епископ.  Также побывал доктор  Фауст  в  Страсбурге  и  узнал
здесь,  почему  он  так называется,  а именно - из-за множества дорог,
улиц и путей получил он это имя,  что значит "город  дорог".  И  здесь
также есть епископство.
     Из Страсбурга прибыл он в Базель в Швейцарию, где Рейн течет поч-
ти что посреди города.  Город этот, как он узнал от своего духа, полу-
чил свое имя от василиска, который здесь некогда жил. Стена его сложе-
на из кирпичей и украшена глубокими желобами.  Это тоже плодороднейший
край,  где можно видеть много старинных построек, есть здесь и универ-
ситет,  а из всех красивых церквей понравился ему только картезианский
монастырь.
     Отсюда прибыл  он в Констанц.  Здесь выстроен красивый мост через
Рейн,  против городских ворот.  Здешнее озеро,  как сказал дух Фаусту,
имеет  в длину 20000 локтей и в ширину 15000 локтей.  Город ведет свое
имя от Константина.
     Из Констанца поехал он дальше в Ульм - имя его,  ulma,  произошло
от названия растения.  Здесь течет Дунай, однако по городу бежит река,
называемая Блау. Здесь есть красивый собор, приходская церковь св. Ма-
рии, заложенная в 1377 году, - искусная, богатая и прекраснейшая пост-
ройка, подобную которой редко где увидишь. В ней 52 алтаря и 52 приде-
ла. Есть здесь также великолепная и искусно сделанная рака. Когда док-
тор Фауст захотел повернуть от Ульма и отправиться дальше,  дух сказал
ему: "Господин мой, осмотрите хорошенько этот город; за наличные день-
ги, звонкую монету купил он три графства и прибрал их к рукам со всеми
их привилегиями и вольностями".
     Когда Фауст  вместе со своим духом поднялся ввысь над Ульмом,  он
увидел вдали много городов и селений, и среди них один большой и креп-
кий замок.  Там он спустился и очутился в Вюрцбурге, главной епископс-
кой резиденции во Франконии.  Здесь протекает река Майн и водится доб-
рое, крепкое и вкусное вино, а кроме того, изобильны хлеба. В этом го-
роде много монашеских орденов,  как-то: нищенствующие ордена, бенедик-
тинцы,  стефанианцы,  картезианцы,  иоанниты и немецкий орден.  Далее,
здесь есть три картезианских церкви, епископская соборная церковь, че-
тыре церкви нищенствующих орденов, пять женских монастырей и два прию-
та св.  Марии,  с прекрасным строением у городских ворот. Когда доктор
Фауст  осматривал город,  то посетил также ночью и епископский дворец,
обошел его весь и нашел в нем всевозможные съестные припасы.  Когда он
осматривал  скалы,  заметил он высеченную в них часовню и,  после того
как испробовал всяких вин, снова тронулся дальше.
     Когда же  прибыли они в Нюрнберг,  сказал ему дух по дороге туда:
"Знай, Фауст, что название "Нюрнберг" произошло от Клавдия Тиберия Не-
рона и по имени Нерона и назван Нюрнберг. Здесь имеются две приходские
церкви:  св. Себальда, что в ней погребен, и св. Лаврентия - в ней ви-
сят знаки императорского достоинства,  как-то:  мантия,  меч, скипетр,
держава и корона великого императора Карла.  Есть в нем также прекрас-
ный  позолоченный фонтан,  называемый Прекрасным фонтаном,  и стоит он
посреди площади.  Есть в нем,  или говорят, будто есть, копье, которым
Лонгин нанес Христу рану в бок,  и часть святого креста. В этом городе
528 улиц,  116 колодцев,  4 больших и 2 малых часов с боем,  6 больших
ворот и 2 малых воротцев,  11 каменных мостов, 12 постоялых дворов, 10
рынков,  13 общественных бань, 10 церквей, где читают проповеди. В го-
роде 68 водяных мельниц,  132 участка, 2 больших крепостных стены вок-
руг города с глубокими рвами,  380 башен,  4 бастиона,  10  аптек,  68
стражников,  24 караульщика-ротозейщика, 9 городских слуг, 10 докторов
права и 14 медицины".
     Из Нюрнберга Фауст прибыл в Аугсбург рано утром,  как только день
занялся,  и спросил своего слугу,  откуда получил Аугсбург свое назва-
ние.  Отвечал  дух:  "Город Аугсбург имел несколько названий.  Сперва,
когда он был только построен, назывался он Vindelica, потом Zizaria и,
наконец,  Августа,  от Октавиана Августа, императора". И так как Фауст
этот город видел уже прежде, поехал он дальше и подался к Регенсбургу.
Так  каки г.  тут доктор Фауст захотел проехать мимо,  дух ему сказал:
"Господин мой Фауст,  у этого города было семь названий -  Регенсбург,
каковое имя он и посейчас имеет,  кроме того, Tiberia, Quadrata, Hyas-
polis, Reginopolis, Imbripolis и Ratisbona, что означает область Тибе-
рия,  сына Августа, второе же - четырехугольный город, третье он полу-
чил из-за грубых насмешек своих соседей,  четвертое - от германцев, т.
е.  немцев,  пятое означает королевский замок, шестое - Регенсбург или
дождевой город, седьмое происходит от здешних рек. Этот город сильный,
крепкий, славно построенный. Близ него течет Дунай, у которого 60 при-
токов и почти все судоходные.  Здесь в 1115 году построен знаменитый и
искусный сводчатый мост,  а также церковь св.  Ремигия,  заслуживающая
похвалы,  мастерское сооружение". Доктор Фауст, однако же, вскоре отп-
равился дальше и недолго здесь промешкал,  только совершил кражу - на-
ведался в погреб к хозяину "Высокого куста",  после  чего  повернул  и
прибыл в Мюнхен,  что в Баварии, поистине княжеский край. Город выгля-
дит совсем новым,  с красивыми широкими улицами и разукрашенными дома-
ми.
     Из Мюнхена в Зальцбург - епископский город в земле Баварской, ко-
торый  тоже сначала имел несколько имен.  В этой местности есть пруды,
холмы, озеро, горы, где бьют дичь и птицу.
     Из Зальцбурга в Вену, что в Австрии. Город этот он увидел еще из-
дали и,  как ему сказал дух, нелегко было бы сыскать более древний. Он
получил свое имя от правителя этой земли - Флавия. Перед городом нахо-
дится широкий ров с накатом, а также на 300 шагов идет вокруг него хо-
рошо укрепленная стена. Все дома обыкновенно раскрашены, а рядом с ко-
ролевской резиденцией построен университет.  В городе только 18  стар-
шин.  Для сбора винограда нужно до 1200 лошадей, и в городе есть боль-
шие глубокие погреба.  Улицы выложены камнем,  дома -  с  приветливыми
комнатами и покоями, с просторными конюшнями и всевозможными украшени-
ями.
     От Вены взлетел он ввысь и с высоты увидел город,  лежащий вдали.
Это была Прага,  столица Богемии.  Этот город велик,  состоит из  трех
частей: Старая Прага, Новая Прага и Малая Прага. Малая Прага охватыва-
ет собою левую сторону и гору,  где находится королевский двор и епис-
копская соборная церковь св. Вита. Старая Прага расположена на равнине
и украшена огромными, мощными рвами. Из этого города по мосту проходят
в Малую Прагу;  этот мост имеет 24 арки.  Таким же образом новый город
отделен от старого глубокими рвами и обнесен стеной.  Там же находится
университетская коллегия. Город окружен валом.
     Дальше доктор Фауст отправился на север и снова увидел  город,  и
когда он спустился в долину,  оказалось, что это Краков, столица Поль-
ши, и там прекрасный, ученейший университет. Этот город является коро-
левской  резиденцией  в Польше и получил свое имя от польского герцога
Крака.  Этот город окружен высокими башнями, валом и рвами. Из них не-
которые наполнены водой, и в них плавают рыбы. В городе 7 ворот и мно-
го больших,  красивых церквей. В этой местности огромные высокие скалы
и горы,  где и спустился Фауст. Среди них есть одна столь высокая, что
кажется, будто она поддерживает небо, и отсюда доктор Фауст мог видеть
город.  Он и не остановился в этом городе, но облетел вокруг него, ос-
таваясь невидимым.  На этой вершине  доктор  Фауст  отдыхал  несколько
дней,  потом снова поднялся ввысь,  полетел к востоку и объездил много
княжеств, городов и земель, несколько дней пространствовал в море, где
ничего не видел,  кроме неба и воды,  и прибыл во Фракию или Грецию, в
Константинополь, который нынче турок прозвал Тевкром.
     Здесь расположился  двор турецкого царя,  и здесь-то доктор Фауст
совершил много проделок с турецким царем Солиманом,  как будет ниже  о
некоторых из них рассказано.
     Константинополь получил свое имя от великого императора  Констан-
тина. Город этот украшен обширными стенами, башнями и постройками, так
что можно было бы его назвать новым Римом.  И с обеих сторон омывается
он морем.  В городе 11 ворот,  3 царских дворца или резиденции. Доктор
Фауст несколько дней наблюдал мощь,  силу, великолепие турецкого импе-
ратора и его двор.  И однажды вечером,  когда турецкий император сидел
за столом и ел,  учинил доктор Фауст над ним такую проказу и обезьянс-
тво,  что через императорский зал хлынули потоки пламени,  так что все
бросились их тушить,  а потом загремел гром и засверкали молнии. И так
он околдовал турецкого императора, что тот и сам встать не мог, и дру-
гие не могли его поднять и унести прочь.  Между тем в зале  стало  так
светло,  будто посреди него солнце стояло, и дух, сопровождавший Фаус-
та,  стал перед императором в обличье,  убранстве и облачении  папы  и
сказал ему:  "Привет тебе, император, ты удостоился, что я, твой Маго-
мет,  являюсь пред тобой". С этими краткими словами он исчез. Поражен-
ный  этим чудом,  император пал на колени,  призывая своего Магомета и
восхваляя его за то,  что он его столь почтил и явился ему.  На другой
день  утром  явился доктор Фауст в императорский замок,  где император
держал своих жен и распутных девок,  и никто не смел там ходить, кроме
оскопленных мальчиков,  которые этим женщинам прислуживали. Этот замок
окружил он таким густым волшебным туманом,  что ничего нельзя было ви-
деть. Доктор Фауст принял такой же образ, как перед тем его дух, и вы-
дал себя за Магомета. И таким образом прожил он шесть дней в этом зам-
ке,  и стоял туман столько времени,  сколько он здесь пробыл. Турок же
увещевал свой народ отметить эти дни совершением различных  церемоний.
Доктор Фауст ел,  пил, веселился, утолял свою похоть и, когда совершил
все это,  поднялся он ввысь во всем своем папском убранстве и  облаче-
нии, так что многие его видели.
     Как только доктор Фауст исчез,  а туман рассеялся, отправился ту-
рок  в  свой  замок,  стал у своих жен выспрашивать и выпытывать,  кто
здесь был,  отчего замок на все время туманом заволокло.  Они отвечали
ему,  что  это  был бог Магомет и что на ночь требовал он то одну,  то
другую,  делил с ними ложе и сказал им:  от его семени пойдет  великий
народ и родятся храбрые богатыри.  Турок посчитал это за великий дар и
благо,  что тот спал с его женами, и спросил у жен, тороват ли Магомет
в этом деле и людскому ли обычаю следовал.  Да,  отвечали жены,  он их
ласкал,  обнимал и в этих трудах искусник; они желали бы всю жизнь это
повторять.  Притом  возлежал он с ними нагой,  приняв обличье мужчины,
только его речь была им непонятна. Жрецы стали внушать турку: пусть не
верит он, что это был Магомет, это был призрак. Но жены сказали: приз-
рак это или не призрак, однако же к ним он был благосклонен и по разу,
и по шести раз за ночь и чем больше,  тем лучше свою способность выка-
зывал и в итоге потрудился на славу и т. д. Подобные разговоры ввергли
турецкого императора в сильное раздумье и сомнение.
     В полночь повернул доктор Фауст к большому столичному городу Аль-
каиру, который прежде назывался Каир или Мемфис. Здесь египетский сул-
тан имел свой замок и свой двор.  Здесь  разделяется  египетская  река
Нил,  самая большая река во всем мире. И, когда солнце стоит в созвез-
дии Рака, она разливается и орошает всю египетскую землю.
     После этого снова повернул он на восход и к полночи прибыл в Офен
и Забац в Венгрии.  Это плодородная страна, здесь есть такая вода, что
если в нее опустить железо,  оно превращается в медь. Здесь копают зо-
лото, серебро и разную руду.  Венгры  этот  город  называют  Штарт,  а
по-немецки он зовется Офен.  Его украшают крепость и превосходный кра-
сивейший замок.
     Отсюда направился он к Магдебургу и Любеку,  что в Саксонии. Маг-
дебург - епископская резиденция. В этом городе находится один из шести
кувшинов  из  Каны  Галилейской - в нем Христос превратил воду в вино.
Любек тоже епископская резиденция в Саксонии.  Из Любека прибыл  он  в
Тюрингию,  в Эрфурт, где есть университет. Из Эрфурта снова направился
в Виттенберг и,  пробыв полтора года в отсутствии,  возвратился домой,
повидав столько земель, что и описать нельзя.


                                  27

                                О рае

     Когда доктор Фауст был в Египте и  осмотрел  там  город  Алькаир,
пролетел он потом по воздуху над многими странами, как-то: Англия, Ис-
пания,  Франция,  Швеция,  Дания, Индия, Персия и т. д. Побывал он и в
земле  мавров  и  при этом постоянно располагался и отдыхал на высоких
горах, скалах и островах, а особенно задержался на благородном острове
Британии, где много рек, теплых источников, множество металлов, а так-
же есть Божий камень и немало других,  которые Фауст вывез с собой  из
тех мест.  Оркадами называются острова великого моря,  расположенные в
британских владениях, числом 23. Из них 10 пустынны, а 13 обитаемы.
     Кавказ, что между Индией и Скифией, - это самый высокий остров. с
его горами и вершинами.  Оттуда доктор Фауст обозревал многие земли  и
дали морские.  Там растет столько перечных деревьев,  как у нас кустов
можжевельника.
     Крит - остров в Греции,  лежит посреди Критского моря, подвластен
венецианцам.  Здесь делают мальвазию.  Остров этот полон коз, а оленей
там не бывает,  злых зверей также не водится - ни змей,  ни волков, ни
лисиц, только встречаются большие ядовитые пауки.
     Он осмотрел и видел этот остров и еще много других, о которых го-
ворил и которые показывал ему дух Мефостофиль.  И чтобы мне  прийти  к
цели рассказа,  сообщу, что причиной, почему доктор Фауст взбирался на
такие вершины, была не только возможность обозреть оттуда часть моря и
прилежащие земли,  и государства и т. п., но был он убежден, что неко-
торые высокие острова с их вершинами настолько высоки,  что он  оттуда
сумеет,  наконец, увидеть рай, ибо об этом он не спрашивал своего духа
и не должен был спрашивать.  Особенно же на острове  Кавказе,  который
превосходит своими вершинами и высотой своей все прочие острова, наде-
ялся он непременно увидеть рай. Находясь на той вершине острова Кавка-
за,  увидел он землю Индию и Скифию, а с восточной стороны до полуночи
издалека в вышине далекий свет, словно от ярко светящегося солнца, ог-
ненный поток, подымающийся подобно пламени от земли до неба, опоясывая
пространство величиною с маленький остров. И еще увидел он, что из той
долины бегут по земле четыре больших реки одна в Индию,  другая в Еги-
пет,  третья в Армению и четвертая туда же. И захотелось ему тогда уз-
нать причину и основания того, что он увидел, и потому решился он, хо-
тя и со страхом сердечным, спросить своего духа, что это такое.
    Дух же дал ему добрый ответ и сказал:  "Это рай,  расположенный на
восходе солнца,  сад, который взрастил и украсил господь всяческим ве-
селием,  а те огненные потоки - стены,  которые воздвиг господь, чтобы
охранить и оградить сад.  Там же (сказал он далее) ты  видишь  ослепи-
тельный свет:  то огненный меч, которым ангел охраняет сад, и этот меч
так велик, что достанет тебя, где бы ты ни был. Оттуда, сверху, ты мог
бы это лучше рассмотреть, но не заметил, и т. д. Та вода, что разделя-
ется на четыре части,  течет из райского источника, и образует она ре-
ки, которые зовутся Ганг или Физон, Гигон или Нил, Тигр и Евфрат. Те-
перь ты видишь, что лежит она под созвездиями Весов и Овна, доходит до
самого  неба,  а  у этих огненных стен стоит херувим с огненным мечом,
приставленный все это охранять.  Но ни ты,  ни я,  ни один из людей не
может туда проникнуть"


                                     28

                                  О комете

   В Эйслебене показалась комета,  удивительно большая.  Тогда доктора
Фауста спросили некоторые его добрые друзья, отчего это происходит. Он
же им отвечал и сказал:  "Часто случается так,  что луна  меняет  свое
место на небе и солнце находится под землей. Когда луна подходит к не-
му близко,  солнце настолько сильно и могуче,  что отнимает у луны  ее
сиянье,  так что та вся становится красной. Когда же луна снова подни-
мается вверх,  меняет она различные цвета,  и тут происходит из  этого
самое большое чудо - появляется комета,  и ее образ и значение различ-
ны,  как это предназначено богом.  Иногда предвещает она смуту,  войну
или мор в государстве,  как-то - чуму, внезапные смерти и другую зара-
зу.  Далее - наводнение,  ливень,  град,  голод и тому подобное. Через
это-то совокупление и превращения солнца и луны и является такое чудо-
вище,  как комета, и тогда злые духи, вооружаясь своими инструментами,
узнают предначертания божьи.  Эта звезда точно выблядок между другими,
а родители ее, как сказано выше, - солнце да луна".


                                     29

                                  О звездах

     Один почтенный доктор Н. Ф. В.  в Гальберштадте пригласил доктора
Фауста в гости и прежде, чем было подано к столу, поглядел он в окошко
и несколько времени смотрел на небо, которое в то время, как это быва-
ет осенью, было усеяно звездами. А доктор тот был медиком и притом хо-
рошим астрологом,  по этой именно причине и особливо,  чтобы узнать от
доктора Фауста о некоторых изменениях планет и звезд,  и пригласил  он
Фауста к себе в гости.  Поэтому,  выглянув вместе с доктором Фаустом в
ОКНО,  думал он узнать от него о небесном сиянии и о  числе  звезд  и,
когда увидел,  как они срываются и падают, стал спрашивать доктора Фа-
уста,  что за причины и обстоятельства к этому приводят.  Доктор Фауст
отвечал:  "Господин  мой и милый брат!  Вам известно,  что самая малая
звезда на небе,  что нам снизу едва ли покажется  с  большую  восковую
свечку,  на самом деле больше, чем целое княжество. И это действитель-
но,  и я сам это видел.  Небо в ширину и длину больше,  чем двенадцать
наших земель, и хотя земли на небе не видать, однако многие звезды по-
более,  чем эта страна.  Одна величиной с этот город, а там другая ок-
ружностью  с  Римскую империю;  эта протяжением с Турцию,  а планеты -
каждая из них такой величины, как вся земля".


                                    30

             Вопрос относительно духов, которые мучают людей

     "Так-то так,  господин мой Фауст,  - сказал этот доктор, - но как
же обстоит дело с духами, о которых говорят, что они не только днем, а
и ночью мучают людей?".
     Ответил ему доктор Фауст: "TaK как духи не подчиняются солнцу, то
они  живут и странствуют под облаками,  и чем ярче светит солнце,  тем
выше избирают и ищут духи себе жилище, ибо свет и сиянье солнца запре-
щены им господом,  не дозволены им и не подобают. Но ночью, когда тем-
но,  хоть глаз выколи,  обретаются они среди нас, людей, ибо солнечный
свет, когда он нам не светит, освещает первое небо как днем, так что и
в глухую ночь,  когда звезды не светят, мы, люди, все же можем разгля-
деть небо. Отсюда проистекает и то, что духи, будучи не в силах выдер-
жать и вытерпеть вид солнца,  поднявшегося в вышину, появляются вблизи
нас на земле,  живут среди нас,  людей,  пугают нас ночными кошмарами,
криками и своим появлением в страшном и ужасающем образе. Так что ког-
да вы темной ночью выходите из дому без огня,  на вас нападает великий
страх, и ночью вас преследуют бредовые видения, чего не бывает днем. И
еще человек пугается во сне,  думая, что около него находится дух, ко-
торый пытается схватить его или бродит в его доме,  когда он  спит,  и
тому  подобное.  Все  это происходит потому,  что ночью духи находятся
около нас и тревожат нас и пугают всяким мороком и наваждением".


                                    31

                Другой вопрос: о падающих на землю звездах

   В том,  что  происходит  со звездами,  когда они светят и падают на
землю,  нет ничего необыкновенного,  это бывает каждую ночь.  Когда мы
замечаем вспышки или искры, это знак, что со звезд падают капли и кап-
ли эти вязкие и зеленовато-черные.  Но то, что звезды будто бы падают,
это только люди так воображают,  и когда часто видим мы ночью падающий
огненный поток,  это все же не падающие звезды, как обычно полагают. А
если  одна  капля гораздо больше другой,  это потому,  что и звезды не
равны по величине. И ни одна звезда не упадет с неба без божьего соиз-
воления.  А если захочет бог покарать страну и людей,  то такие звезды
приносят с собой тучи и с ними наводнения и пожары  и  приносят  ущерб
стране и людям.


                                  32

                               О громе

В августе разразилась в Виттенберге вечером сильная гроза, был град, и
сверкали  зарницы.  Доктор  Фауст стоял на рыночной площади в обществе
других медиков, и захотели они узнать у него о причинах этой непогоды.
Он же отвечал им: не приходилось ли им замечать, что в то время, когда
собирается гроза, сперва начинает дуть ветер, а когда спустя некоторое
время прогремит гром,  начинается проливной дождь? Это происходит так:
когда столкнутся четыре небесных ветра,  они сгоняют тучи в одно место
или же приносят их откуда-нибудь и перемешивают дождь или черные тучи,
как это мы можем видеть сейчас,  когда над городом идет  черная  туча.
Когда же подымается гроза, это прилетают духи, они вступают в борьбу с
ветрами четырех стран света,  так что в небе слышатся удары,  и это мы
называем  громом.  Если  ветер при этом очень силен,  то гром долго не
прекращается, но продолжается; иногда же бывает так, что он проносится
очень  быстро.  Потому обращайте внимание,  с какой стороны подымается
ветер, он поднимает непогоду. Таким образом, часто непогода приходит к
нам с полудня, иногда же с восхода, заката или полуночи.




             Следует третья и последняя часть приключений
           доктора Фауста, о том, что он творил и совершал
                  силою своей нигромантии при дворах
                           царствующих особ

            И в заключение также о его горестной и ужасной
                          кончине и погибели


                                  33

            История о докторе Фаусте и императоре Карле V

      Император Карл, пятый этого имени, прибыл со своим двором в Инс-
брук,  куда явился и доктор Фауст,  будучи приглашен на  пиршество  ко
двору  многими  баронами  и  знатными лицами,  которым его искусство и
уменье было хорошо известно,  особливо же тем из них,  кому  он  помог
своими  лекарствами  и  рецептами от многих тяжелых болезней и хворей.
Они проводили его туда с таким почетом,  что император заметил  это  и
стал любопытствовать,  кто он таков. Тогда ему объяснили, что это док-
тор Фауст.  Император ничего на то не сказал и молчал до самого обеда.
А было это летом,  на Филиппа и Якова. Потом император позвал Фауста в
свои покои и сказал:  ему-де известно,  что Фауст человек  сведущий  в
чернокнижии и при нем находится дух-прорицатель, и посему хотел бы он,
чтобы Фауст показал ему свое искусство, а он, император, никакого вре-
да  чинить  ему не будет и ручается в том своей императорской короной.
На это Фауст сказал,  что готов повиноваться его императорскому  вели-
честву.
    "Тогда узнай,  - сказал император, - что однажды стал я размышлять
на своем ложе, как это мои предшественники и предки достигли таких вы-
соких почестей и власти,  о которых я и мои потомки можем только  меч-
тать.  Особливо  же  могущественный Александр Великий,  краса и светоч
всех монархов,  как явствует из хроник, завладел большими богатствами,
многими  княжествами и землями,  что трудно будет сделать теперь мне и
моим потомкам.  Посему мое милостивое желание  состоит  в  том,  чтобы
представил ты мне вид,  образ, осанку и движенья Александра Великого и
его супруги,  какими они были при жизни,  и я мог тем самым убедиться,
что ты в своем искусстве опытный мастер".
    "Всемилостивейший государь, - сказал Фауст, - так как ваше импера-
торское  величество  желают,  чтобы были представлены особы Александра
Великого и его супруги в том виде и образе, как они были при жизни, то
я, покорный вашему велению, заставлю их с помощью моего духа появиться
на виду у всех. Однако надобно вашему величеству знать, что их бренные
тела не могут восстать из мертвых или вновь ожить,  это совершенно не-
возможно. Но древние духи, видевшие Александра и его супругу, те могут
принять такой вид и образ и превратиться в них.  С их помощыо я допод-
линно покажу вашему величеству Александра Великого".  После того пошел
Фауст из царских покоев переговорить со своим духом, потом воротился к
императору и сказал,  что сделает все по его желанию, только с тем ус-
ловием,  чтобы его императорское величество ни о чем не спрашивал и не
заговаривал,  что ему император и обещал. Тогда доктор Фауст растворил
дверь, и вскоре вошел император Александр полностью в том виде и обра-
зе, как он выглядел при жизни. А именно, был он осанистый, толстый че-
ловечек с рыжей или золотисто-рыжей,  густой бородой,  краснощекий и с
таким суровым взглядом,  будто у него были глаза василиска. Он вошел к
императору Карлу в полном вооружении и отвесил ему низкий поклон.  Им-
ператор хотел было тоже встать и приветствовать его,  но доктор  Фауст
не  разрешил ему этого.  Вскоре затем,  после того как Александр снова
поклонился и вышел в дверь,  идет ему навстречу его супруга.  Она тоже
поклонилась  императору.  Была  она  с  ног до головы в синем бархате,
изукрашена золотом и жемчугом. Она также была красива свыше всякой ме-
ры, краснощекая, кровь с молоком, стройная, круглолицая. Тогда импера-
тор подумал:  "Вот видел я двух особ,  которых давно жаждал увидеть, а
легко может статься,  что дух принял этот образ и морочит меня, как та
женщина, которая разбудила пророка Самуила".  И чтобы  лучше  во  всем
убедиться, решил он про себя: "Вот я часто слыхал, что у нее на затыл-
ке была большая бородавка",  - и подошел посмотреть на нее  сзади,  не
окажется  ли такой же и у этого видения,  и действительно увидел боро-
давку, а она стояла перед ним как вкопанная, а потом тоже исчезла. Так
исполнилось его желание.


                                  34

          Доктор Фауст наколдовал одному рыцарю оленьи рога

Когда доктор Фауст выполнил,  как рассказано, желание императора, взо-
брался он вечером, после того как протрубили к столу, на замковую сте-
ну,  чтобы посмотреть,  как придворные снуют взад и вперед. Тут увидел
Фауст,  что внизу в рыцарском зале один человек,  свесив голову, уснул
(ибо в тот день погода была очень жаркая).  Однако же то лицо, которое
так заснуло,  я не хочу называть по имени, так как это был рыцарь и по
рождению барон и проделка послужила к его  осмеянию.  Дух  Мефостофиль
усердно  и  верно помогал своему господину в этом деле и,  пока рыцарь
лежал и спал под окном, наколдовал ему на голову оленьи рога. Когда он
проснулся  и  поднял голову с подоконника,  обнаружил он эту проделку.
Как тут было не испугаться бедняге?  Ибо окно было узко и он со своими
рогами не мог пролезть ни взад ни вперед.  Заметил это император, пос-
меялся над ним в свое удовольствие, покуда Фауст не разрушил свое вол-
шебство.


                                  35

            Как названный рыцарь захотел отплатить Фаусту,
                     что, однако, ему не удалось

Доктор Фауст  распрощался  со  двором,  где ему наряду с императором и
другие особы выказывали много знаков своего  расположения.  Только  он
отъехал мили на полторы, как заметил в лесу семь лошадей, которые нес-
лись прямо на него.  Это оказался рыцарь,  с которым приключилась  при
дворе история с оленьими рогами.  Его люди узнали доктора Фауста и по-
тому-то спешили к нему во весь опор с обнаженным оружием. Доктор Фауст
заметил это и спрятался в рощице и вскоре выехал из нее навстречу этим
людям,  и вдруг увидели его враги,  что вся рощица полна  вооруженными
рыцарями,  которые мчатся на них.  Тут они задали стрекача, только это
им не помогло, они были окружены и задержаны, так что пришлось им про-
сить у Фауста пощады. Доктор Фауст отпустил их и наколдовал так, что у
них целый месяц на лбу красовались козлиные рога, а у коней - коровьи.
Это было им в наказание, и так он одолел рыцаря с помощью своих закол-
дованных ратников.


                                   36

           Доктор Фауст сожрал у одного крестьянина воз сена
                       вместе с телегой и лошадью

Пришел он однажды в Готу,  в одно местечко, где у него были дела. В ту
пору  был июнь месяц,  когда повсюду свозят сено,  и отправился он под
вечер с некоторыми своими знакомцами,  изрядно выпив,  погулять. Когда
доктор Фауст и те,  кто были с ним,  пришли к воротам и стали прогули-
ваться вдоль городского рва, повстречался им воз с сеном. А доктор Фа-
уст  стоял на проезжей дороге,  так что крестьянину пришлось окликнуть
его,  чтобы он убрался и сошел с дороги. Доктор Фауст, который был пь-
ян,  отвечает ему: "Посмотрю я, кто из нас уберется! Разве ты, братец,
не слыхал - толстого и хмельного воз с сеном сторонится".  Рассердился
на  это крестьянин и отпустил Фаусту много бранных слов.  Доктор Фауст
ему опять отвечает:  "Как так,  мужичок,  ты еще ерепенишься! Не очень
разговаривай,  а не то я съем твое сено вместе с лошадью".  Крестьянин
говорит на это: "Ну так жри с моим дерьмом вместе".
    Тогда доктор Фауст обморочил его,  да так, что ему стало чудиться,
будто у Фауста пасть величиною с чан,  и пожрал он и проглотил сначала
лошадь,  а потом сено и телегу.  Крестьянин испугался, страх его взял,
спешит к бургомистру,  докладывает ему по правде,  как все  случилось.
Бургомистр, улыбаясь, идет вместе с ним посмотреть на такое дело. Ког-
да они подошли к воротам,  увидели, что крестьянский конь стоит вместе
с телегой, как и прежде, а Фауст его только обморочил.


                                  37

                      О трех благородных графах,
       которых Фауст по их желанию перенес по воздуху в Мюнхен,
                  на свадьбу сына баварского герцога

    Три благородных графа,  которых здесь не подобает называть,  в  ту
пору учившиеся в Виттенберге, собрались однажды вместе и разговорились
между собой о небывалом торжестве, которое предстоит в Мюнхене по слу-
чаю свадьбы герцогского сына,  и захотелось им побыть там хотя бы пол-
часа.  За такой беседой пришло одному из них на ум,  вот он и  говорит
другим  графам:  "Дорогие родичи,  если вы меня послушаете,  я вам дам
добрый совет,  так что мы и свадьбу посмотрим и этой же ночью опять  в
Виттенберге будем.  И вот каков мой совет: пошлем-ка за доктором Фаус-
том,  откроем ему наше желание,  выкажем наше к нему уважение и попро-
сим, чтобы он помог нам в этом деле; он наверняка не откажет". На этом
они порешили,  послали за Фаустом,  все ему рассказали,  одарили его и
устроили в его честь добрую пирушку,  чем он был весьма доволен и обе-
щал им свою помощь.  Как только подошло время сыну баварского  герцога
справлять свадьбу, пригласил доктор Фауст этих графов в свой дом, при-
казал им одеться как можно нарядней,  со всем убранством,  какое у них
было. Потом берет широкий плащ, расстилает его в своем саду, что у не-
го был перед домом,  сажает на него графов,  сам садится  меж  ними  и
строжайше им наказывает,  чтобы никто из них, пока они будут в отсутс-
твии,  не произнес ни слова и,  когда они будут во дворце герцога  Ба-
варского  и кто-либо с ними заговорит или о чем их спросит,  чтобы они
никому ничего не отвечали.  Они же обещали во всем этом быть ему  пос-
лушны.
    После таких обещаний садится доктор Фауст и начинает свои заклина-
ния.  Вскоре  поднимается сильный ветер,  вздымает плащ и несет его по
воздуху, так что как раз вовремя они прибыли ко двору баварского госу-
даря.  Только прилетели они невидимо, так что их никто не заметил, по-
куда они не спустились во дворец и на княжеский двор.  Тогда увидал их
дворецкий  и указал на них баварскому герцогу,  а все князья,  графы и
господа уже сидели за столом,  и только эти три графа со своими слуга-
ми, только что прибывшие, стояли снаружи. Тут старый князь обратился к
ним со словами приветствия, а они ему ничего не отвечают. Было же. это
вечером,  когда за ужин садятся, ибо прежде они с помощью Фаустова ис-
кусства целый день невидимо и без помехи любовались на  все  свадебное
великолепие.  А доктор Фауст, как было сказано выше, строго наказал им
не разговаривать ни с кем, и если только крикнет он: вперед! - все они
скорехонько  должны были ухватиться за плащ и в ту же минуту исчезнуть
оттуда.  И вот,  когда баварский герцог заговорил с ними и они ему  не
ответили, подают им как раз воду для омовения рук и один из графов уже
готов был нарушить запрет,  Фауст закричал: вперед! - и вместе с двумя
графами,  которые ухватились за плащ,  так и пропал из глаз,  а третий
граф замешкался, его схватили и бросили в темницу.
    Два другие  графа  прибыли  в полночь обратно в Виттенберг и стали
сокрушаться о своем третьем родственнике.  Но доктор Фауст их  утешил,
обещав рано утром освободить его.
    Пленный же граф очень испугался и опечалился, когда увидел, что он
покинут и к тому же еще посажен в темницу под стражу.  Стали его спра-
шивать,  что это было за чудо и кто другие трое, бывшие с ним вместе и
пропавшие из глаз.  Граф подумал: "Если я их видам, плохо будет". И не
стал он отвечать на вопросы,  так что в этот день ничего от него выве-
дать не успели и приняли решенье наутро допросить с пристрастием, что-
бы заставить разговаривать.  Граф подумал:  "Может статься, что доктор
Фауст  сегодня  меня еще не вызволит,  а назавтра будут меня терзать и
допрашивать с пристрастием, и по причине этих мук, может быть, придет-
ся мне заговорить". Но тем не менее он утешал себя мыслью, что товари-
щи его будут неотступно просить доктора Фауста выручить его, как это и
было  на самом деле.  И только занялся день,  доктор Фауст уже был тут
как тут и так околдовал сторожей,  что они погрузились в глубокий сон.
После этого отомкнул он своим искусством замки и двери и без промедле-
ния доставил графа в Виттенберг,  где доктора Фауста одарили,  как  то
подобало.


                                  38

             Как доктор Фауст занял у одного еврея деньги
                     и дал ему в залог свою ногу,
             которую он сам отпилил себе на глазах у еврея

    Говорят, нечестивец и чернокнижник за год и на три геллера не раз-
богатеют.  Это относится и к Фаусту. Много чего ему насулил дьявол, да
все оказалось лживо,  ибо дьявол - лживый дух.  Он сказал Фаусту,  что
нужно ему пустить в ход свое искусство,  которому он обучился теперь в
полной мере,  и таким образом самому достигнуть богатства и не  сидеть
без денег.  Срок его договора еще не исполнился, и прошло всего четыре
года после того,  как было ему обещано,  что не будет он терпеть нужды
ни в деньгах, ни в богатстве; еду и питье добывал он ему своим искусс-
твом из дворцов всех государей, как было сказано выше, так что на этот
раз  доктор Фауст должен отдать ему справедливость и не противоречить,
но самому рассудить, чему он выучился.
    После такого  разговора  и  объяснения с духом отправился Фауст на
пирушку с добрыми приятелями.  Так как он был не при деньгах, то приш-
лось ему искать денег у евреев,  что он и сделал:  взял у одного еврея
на месяц 60 талеров.  Когда же время прошло,  еврей  захотел  получить
свои деньги обратно вместе с процентами. А у Фауста и в мыслях не было
что-либо заплатить ему.  Вот приходит еврей к нему в дом,  предъявляет
свое требование.  Доктор Фауст говорит ему: "Слушай, еврей, нет у меня
денег,  и не знаю,  где и взять их,  однако чтобы был ты уверен, что я
тебе верну долг,  отрежу я себе какую-нибудь часть тела, пусть это бу-
дет рука или нога, и дам тебе в залог, однако же с непременным услови-
ем:  как только найдутся у меня деньги и я сумею с тобой расплатиться,
должен ты возвратить мне то,  что я тебе оставлю".  Еврей,  как и  был
всегда врагом христиан,  подумал про себя: "Видно, это отчаянный чело-
век, если собирается за деньги заложить часть своего тела", - и потому
согласился принять заклад.  Тут доктор Фауст берет пилу, отрезает себе
ногу и дает ее еврею (на самом деле это было только наваждение), с ус-
ловием, как только он будет при деньгах и выплатит ему долг, должен он
вернуть ему ногу,  а он ее обратно приставит. Еврей остался этим конт-
рактом очень доволен и ушел вместе с ногой. По дороге, устав ее нести,
стал он думать:  "На что мне ляжка этого мерзавца?  Снесу я ее  домой,
так она только завоняет, и трудно будет прилепить ее обратно. Конечно,
это дорогой залог,  и не мог он связать себя крепче,  чем куском собс-
твенного  тела,  но  мне какой прок от того?".  С такими и еще другими
мыслями (как этот еврей потом сам признался) идет он  через  канаву  и
бросает туда ногу.
    Все это было хорошо известно доктору Фаусту, и тогда послал он че-
рез три дня за евреем,  будто собирается выплатить ему долг.  Приходит
еврей, доктор Фауст спрашивает, куда он девал заклад, пусть вернет ему
ногу,  он хочет уплатить ему. Еврей ответил, что он выбросил ее за не-
надобностью.  Однако доктор Фауст пожелал немедленно получить  обратно
оставленную в залог ляжку,  а не то пускай еврей удовлетворит его тре-
бование. Чтобы отделаться от него, пришлось еврею заплатить ему еще 60
талеров в придачу, а доктор Фауст остался, как и был, с ногой.


                                    39

                Доктор Фауст обманывает торговца лошадьми

   Подобную же штуку сделал он с одним барышником на ярмарке. Он изго-
товил себе красивую, великолепную лошадь и приехал на ней на ярмарку в
местечко,  называемое Пфейферинг, и было у него много покупателей. На-
конец,  продал он ее.за 40 флоринов и сказал покупателю наперед, чтобы
он не водил ее на водопой.. Барышник решил посмотреть, что.бы это зна-
чило,  и поехал туда, где купали лошадей. Тут исчезла лошадь, а он си-
дит на связке сена,  так что чуть совсем не  утонул.  Покупатель  знал
трактир,  где его продавец остановился, разгневанный побежал туда, на-
шел доктора Фауста в постели,  а тот  спит  да  похрапывает.  Барышник
схватил его за ногу, хотел с кровати стянуть да как вырвал всю ногу из
зада и упал вместе с ней на пол. Тут доктор Фауст стал кричать караул.
Барышник испугался,  пустился наутек. Он взаправду думал, что вырвал у
него ногу из зада, а доктор Фауст опять остался с деньгами.


                                   40

                     Доктор Фауст пожирает воз сена

    Доктор Фауст пришел в город,  называвшийся Цвиккау. Здесь он водил
компанию со многими магистрами.  Когда он однажды пошел после ужина  с
ними погулять, повстречался ему крестьянин с большим возом сена. Фауст
его спрашивает,  что тот возьмет, чтобы дать ему досыта наесться сена.
Сошлись  они  на одном крейцере или левенпфенниге,  так как крестьянин
думал,  что тот только шутки шутит. Доктор Фауст принялся есть с такой
жадностью, что всех, кто стоял кругом, смех разбирал, а крестьянина он
так обморочил, что тот в страхе уже думал, будто Фауст полвоза сожрал.
Чтобы остались хоть другие полвоза, он готов был и сам заплатить Фаус-
ту по его желанию.  Когда же приехал крестьянин домой,  оказалось, что
все сено у него в целости, как и прежде.


                                   41

                  О ссоре между двенадцатью студентами

   В Виттенберге  перед  его  домом поссорилось семь студентов с пятыю
другими.  Это, подумал Фауст, неравный спор, вот он и ослепил их всех,
так  что  ни один другого больше не видит.  Так и колотили они в гневе
куда ни попало,  а стоявшие кругом смеялись,  глядя на эту  диковинную
стычку.  Пришлось  их всех по домам развести,  а как только каждый ока
зался в своем доме, вернулось к нему зрение.

                                  42

                  Приключение с пьяными крестьянами

   Доктор Фауст  бражничал в одном кабачке,  где у столов сидело много
крестьян,  которые выпили лишку и подняли страшный шум, крича и распе-
вая, так что никто собственных слов не мог разобрать. Доктор Фауст го-
ворит тому,  кто его пригласил: "Погляди, я им сейчас испорчу музыку".
И  вот  когда крестьяне стали орать и распевать еще громче,  он взял и
заколдовал их так,  что они все рты поразевали, а закрыть никто не мо-
жет.  Тут сразу стало тихо:  смотрит один мужик на другого, не поймут,
что с ними приключилось. Однако лишь только крестьянин выходил из гор-
ницы, речь к нему возвращалась, так что недолго они там промешкали.


                                  43

                  Доктор Фауст продает пять свиней,
                       каждую за пять флоринов

Доктор Фауст  опять  решил  поживиться,  сделал себе пять откормленных
свиней и продал их по шесть флоринов каждую, но с условием, чтобы гур-
товщик не водил их через воду. Доктор Фауст снова вернулся домой. Ког-
да же свиньи выпачкались в грязи или обмарались, гуртовщик погнал их к
речке.  Тут пропали они,  и вместо них всплыли охапки сена. Покупатель
должен был уйти с убытком,  ибо он сам не знал, как это так получилось
и кто ему продал этих свиней.


                                  44

                  Какие проделки учинил доктор Фауст
                        при ангальтском дворе

Однажды пришел доктор Фауст к графу Ангальтскому,  из тех,  что теперь
стали князьями,  и тот ему выказал свое всемилостивейшее расположение.
А было это в январе.  За столом Фауст заметил, что графиня беременна и
уже на сносях. Как только подали ужин и стали разносить пряности, док-
тор Фауст говорит графине: "Милостивая государыня, частенько я слыхал,
что у беременных женщин бывают разные прихоти и желания.  Благоволите,
ваша светлость,  сказать мне, чего бы вы желали отведать". Она ему от-
вечает: "Господин доктор, поистине я от вас не скрою, чего бы мне сей-
час хотелось,  а именно, будь сейчас осеннее время, я хотела бы досыта
наесться свежего винограда и плодов".  Доктор Фауст  на  это  говорит:
"Милостивая государыня, это мне легко выполнить, и через полчаса жела-
ние вашей светлости будет исполнено".  Берет он тотчас же две серебря-
ные чаши,  выставляет их за окно,  а когда приходит время, протягивает
руку,  достает чаши - глядь, а там красные и белые гроздья, а в другой
чаше  яблоки и груши,  только на вид не здешние,  а будто из дальних и
чуждых стран.  Подает он их графине и говорит:  "Ваша милость,  не из-
вольте бояться их отведать,  ибо они прибыли сюда из чужих краев,  где
сейчас лето идет к концу". И графиня поела от всех плодов и гроздьев с
великим удовольствием и немало удивляясь.  Князь же Ангальтский не мог
удержаться,  чтобы не спросить, как все это приключилось и откуда поя-
вились гроздья и плоды.  Доктор Фауст отвечал: "Всемилостивейший госу-
дарь,  нужно вашей милости знать, что год распределяется в двух частях
земли таким образом, что когда у нас стоит зима, на востоке и на запа-
де лето.  Ибо небо круглое и солнце теперь достигло высшей точки,  так
что у нас это время коротких дней и зимы,  а на востоке и западе,  так
же как и в Индии Сабейской и в странах Леванта,  солнце стоит низко, и
потому у них лето и дважды в год родятся плоды и фрукты, а когда у нас
ночь,  у них занимается день,  ибо солнце спустилось под землю.  И это
подобно движению моря: оно могло бы захлестнуть землю, если бы не было
подвластно всевышнему,  так что земля могла бы в мгновение ока  погиб-
нуть. И теперь вот у них восходит солнце, а у нас оно заходит. Сообра-
зуясь с этими сведениями,  всемилостивейший государь,  отправил я туда
моего духа;  это летающий и проворный дух, и в одно мгновение он может
обернуться, кем бы ни пожелал. Он-то и добыл эти гроздья и фрукты".
    И князь внимал этому с великим удивлением.


                                   44а

                            О другой проделке,
             которую Фауст учинил также в угоду этому графу,
                когда он волшебством воздвиг большой замок
                             на одной вершине

Прежде чем  доктор  Фауст распростился,  попросил он графа,  чтобы тот
вместе с ним вышел за ворота,  там он покажет ему замок или  крепость,
которую за эту ночь он построил в его владениях и графстве. Граф этому
весьма удивился.  И вот вышел он со своей супругой и фрейлинами вместе
с  Фаустом за ворота и увидел на одной горе,  расположенной неподалеку
от города и прозывавшейся Сливочным холмом,  прекрасно построенный дом
и  замок,  который  доктор Фауст создал своим колдовством,  и по этому
случаю пригласил он графа и его супругу,  чтобы они туда последовали и
позавтракали у него, от чего граф не стал отказываться.
     Этот замок был так построен силою волшебства, что вокруг него шел
глубокий,  наполненный водою ров,  в котором.  видны были всевозможные
рыбы и различные водяные птицы, как-то: лебеди, утки, цапли и тому по-
добные,  на которых весело было смотреть. Над рвом подымалось пять ка-
менных башен и двое ворот, и был там также широкий двор, в котором на-
ходились всевозможные звери, созданные при помощи колдовства, особенно
такие, которых не часто увидишь в Германии, как-то: обезьяны, медведи,
буйволы,  серны и другие чужеземные животные. Кроме того, были здесь и
знакомые звери,  как-то:  олени,  дикие кабаны - и всевозможные птицы,
каких только можно себе вообразить;  они кружились и порхали от одного
дерева к другому.
     После всего этого посадил он гостей за стол,  подал им великолеп-
ный королевский обед со всеми яствами и напитками,  какие только можно
придумать,  и  за каждой переменой подает сразу девять различных блюд.
Все это должен был делать его фамулус Вагнер,  который невидимым обра-
зом принимал их от духа - все эти яства,  дичь,  птицу, рыбу и прочее.
Из домашних животных (как это доктор Фауст потом сам рассказывал)  по-
давались к столу быки,  буйволы,  козы,  коровы, телята, ягнята, овцы,
свиньи и т.  д.;  из диких животных - серны, зайцы, олени, дичь и др.;
из рыб - угри, лещи, окуни, сомы, креветки, форели, щуки, карпы, раки,
миноги, камбалы, семги, лини и тому подобные; из птицы подавались кап-
луны,  утки домашние и дикие,  голуби, фазаны, орлы, индийские петухи,
кроме того,  куры, куропатки, рябчики, жаворонки, дрозды,павлины,лебе-
ди,страусы,  драквы,  перепела и т. д. Из вин было нидерландское, бур-
гундское,  брабантское,  кобленцское, хорватское, эльзасское, английс-
кое,  французское,  рейнское,  испанское, голландское, люксембургское,
венгерское, австрийское, вендское, вюрцбургское или франконское, рейн-
фаль и мальвазия,  в общем - всевозможные вина, которые в сотне кувши-
нов стояли кругом.  Граф благосклонно принял участие в этом  роскошном
пиршестве,  а  после  еды снова отправился в свой дворец и даже не по-
чувствовал,  что они что-либо ели или пили, так пусто было у них в же-
лудке. Когда они вернулись во дворец, из описанного выше замка доктора
Фауста послышались страшные выстрелы,  и поднялся огонь в замке до са-
мого верха,  и горел он до тех пор,  пока совсем не исчез, так что они
все это хорошо могли видеть.  Когда доктор Фауст опять явился к графу,
тот подарил ему несколько сот талеров и отпустил в дальнейший путь.


                                  45

           Как доктор Фауст со своими студентами спустился
                   в погреб епископа Зальцбургского

Когда доктор Фауст распрощался с графом и вернулся в Виттенберг,  нас-
тупила масленица.  Доктор Фауст, бывший Бахусом, пригласил к себе нес-
колько  студентов,  и после того как они плотно закусили и изрядно по-
чествовали Бахуса, убедил их доктор Фауст, что они должны вместе с ним
отправиться в один погреб и отведать там великолепные вина, которые он
им поднесет,  на что они без труда согласились. После этого доктор Фа-
уст взял из своего сада лестницу, посадил каждого из них на переклади-
ну и полетел вместе с ними,  так что еще той же ночью  прибыли  они  в
погреб  епископа  Зальцбургского.  Там отведали они всевозможных вин и
пили только лучшие,  так как у этого епископа были превосходные виног-
радники. Когда они все уже были навеселе, а Фауст взял с собой кремень
и огниво, чтобы осмотреть все бочки, явился нежданно епископский ключ-
ник,  который принял их за вломившихся воров и поднял крик. Это раздо-
садовало доктора Фауста,  велел он своим  друзьям  выбираться  наверх,
взял ключника за вихор,  вылетел вместе с ним из погреба,  и когда они
подлетели к огромной высокой ели,  он посадил на нее ключника, который
весь трясся от страха.  Так возвратился доктор Фауст со своими студен-
тами домой,  где они еще распили прощальный кубок того  вина,  которым
доктор Фауст наполнил большие бутыли в епископском погребе.  А ключник
целую ночь должен был держаться за дерево,  чтобы не свалиться, и чуть
не замерз,  пока не увидел,  что настал день.  Ель же была так высока,
что слезть с нее было невозможно по той причине,  что у  нее  не  было
ветвей  ни  вверху,  ни внизу.  Крикнул он к себе нескольких крестьян,
проезжавших мимо, рассказал им, каково ему пришлось, и попросил, чтобы
они помогли ему слезть.  Крестьяне пришли в изумление, пошли рассказы-
вать о том в Зальцбурге при дворе,  откуда множество народу сбежалось,
и много было возни и труда,  пока его на веревках спустили на землю. А
ключник так и не знал,  кто были те,  кого он застал в погребе,  и кто
его занес на дерево.


                                   46

              О том, как в другой раз праздновали масленицу
                               во вторник

Эти семеро студентов - из них четверо магистров,  обучавшихся богосло-
вию,  юриспруденции и медицине,  - после того как отпраздновали в доме
Фауста масленицу в воскресение, снова были приглашены к нему на масле-
ницу во вторник (так как были они старинные приятели Фауста и любезные
ему гости). И когда Фауст угостил своих гостей курами, рыбой и жарким,
однако не очень-то щедро, утешил он их таким образом: "Любезные госпо-
да,  вот вам мое скудное угощение, однако потерпите, к последней чарке
на сон грядущий дело улучшится. Вы знаете, что при многих знатных дво-
рах празднуют масленицу роскошными яствами и винами, там и на вашу до-
лю часть придется.  По этой самой причине я потчевал вас такой скудной
едой и питьем,  что вы только червячка заморили.  Но вот уже два часа,
как я припас в моем саду три бутыли,  одну вместимостью  в  пять  мер,
другую - в восемь и еще одну в восемь, и приказал моему духу раздобыть
венгерского, итальянского и испанского вина. Точно так же я разложил в
саду рядком пятнадцать блюд, и они до краев наполнены всякими яствами,
которые я должен разогреть, и верьте мне, что это не наваждение, когда
кажется,  будто вы едите, а в действительности этого нет". Когда довел
он свою речь до конца,  приказал он своему  фамулусу  Вагнеру  накрыть
другой стол.  Тот сделал,  как приказано,  а затем стал носить одну за
другой пять перемен,  каждый раз по три блюда, - всевозможную дивчину,
печенья и т.  п. Из столовых вин подал он итальянское, эрвейн - благо-
родное вино, что пьют знатоки, венгерское и испанское. И когда они на-
елись досыта,  напились допьяна,  все-таки еще много осталось еды. Тут
начали они под конец петь и плясать и уже днем разошлись по  домам.  А
на другой они были званы на настоящую масленицу.


                                  47

                  О масленице в великопостную среду

В великопостную среду явились студенты как званые гости в дом к докто-
ру Фаусту провожать масленицу,  и он задал им пир,  а они славно пели,
плясали и на все лады потешались.  Когда же  пошли  вкруговую  большие
стаканы и кубки, принялся доктор Фауст за свое чародейство, и в комна-
те стали раздаваться звуки скрипок,  хотя никто не мог понять,  откуда
они исходили.  Как только один инструмент умолкал, начинал играть дру-
гой - там слышался орган,  а там маленький органчик,  лютни,  скрипки,
цитры,  арфы,  трубы, литавры, свирели, флейты, в общем были здесь все
инструменты. Тут чарки и стаканы стали прыгать. После этого доктор Фа-
уст  поставил посреди комнаты подряд десять горшков,  и все они начали
плясать и стукать друг о друга,  так что потрескались и побились в че-
репки, что вызвало за столом большой смех. Потом он устроил другую за-
баву:  велел поймать на дворе петуха и поставил его на стол,  дал  ему
глотнуть,  а тот,  конечно,  стал кричать кукуреку! Потом придумал еще
другую забаву:  поставил на стол музыкальный инструмент,  тут вошла  в
комнату  старая обезьяна и стала под его звуки отплясывать разные кра-
сивые танцы.  Так они забавлялись до самой ночи,  и стал он тогда про-
сить  студентов,  чтобы они остались у него и отужинали,  он подаст им
кушанье из птиц,  а потом устроит вместе с ними ряженье.  На  это  они
охотно согласились.  Тут доктор Фауст взял шест, выставил его за окно,
и тотчас же слетелись на него всевозможные птицы, и каждая, лишь толь-
ко она садилась на шест,  прилипала к нему. Когда он наловил их доста-
точное число, студенты пришли ему на помощь, свернули им шеи и ощипали
их.  Были тут жаворонки, куропатки, четыре диких утки. Набражничавшись
вторично,  стали они рядиться. Доктор Фауст приказал, чтобы каждый на-
дел белую рубаху, а он уже будет дальше распоряжаться.
    Так и сделали. Посмотрели тут студенты друг на друга, и видит каж-
дый,  будто у другого нет на плечах головы.  Так и стали они ходить по
соседним домам, а люди там страх как напугались. Когда же хозяева, по-
дав им пирога, сели за стол, они снова приняли свой обычный вид, и тут
их узнали. А после этого они снова переменили образ, и оказались у них
самые  настоящие  ослиные головы и уши,  и так они потешались до самой
полночи и тогда отправились каждый в свой дом и в  этот  день  кончили
праздновать масленую и отправились спать.


                                   48

              О четвертом праздновании масленицы в четверг

    Последняя вакханалия состоялась в четверг.  Тогда  как  раз  выпал
большой  снег.  Доктор Фауст был зван к студентам,  и они устроили ему
добрую пирушку. Он стал показывать свое искусство и наколдовал тринад-
цать  обезьян,  которые явились в комнату и там чудно паясничали,  как
никто еще не видал. Они прыгали друг на друга, затем взялись за лапы и
стали плясать вокруг стола хороводом,  а потом выскочили в окно и про-
пали. Подали Фаусту жареную телячью голову, когда же один из студентов
хотел ее разрезать,  она стала кричать человеческим голосом:  "Караул!
На помощь!  Ох,  что ты меня тащишь!".  Они очень испугались,  а потом
стало им смешно, и съели они ату телячью голову. Между тем Фауст пошел
домой,  пообещав еще раз вернуться. В скором времени при помощи своего
волшебства  снарядил он сани.  Сделаны они были наподобие дракона,  на
его голове сидел сам доктор Фауст,  а в середке студенты; на хвосте же
уселись четыре волшебных обезьяны,  они весело паясничали, одна из них
дудела в дуду,  а сани бежали сами собой,  куда они только ни  хотели.
Так продолжалось до самой полночи,  с таким шумом и треском,  что один
не слышал другого, а студентам казалось, будто несутся они по воздуху.


                                   49

                     Как Фауст в Фомино воскресенье
                        вызвал заклинаниями Елену

В Фомино воскресенье явились опять упомянутые  студенты  неожиданно  к
Фаусту  на  ужин  и  как любезные гости захватили с собой еду и питье.
Когда же дело дошло до вина, заговорили за столом о красивых женщинах,
и тут один из них сказал,  что он ни одну женщину не желал бы так уви-
деть,  как прекрасную Елену из Греции, из-за которой погиб славный го-
род  Троя.  Хороша,  должно быть,  она была,  раз ее похитили у мужа и
из-за этого поднялась такая перепалка.  На что доктор  Фауст  ответил;
"Раз уж вы так жаждете увидеть прекрасный образ царицы Елены, Менелае-
вой супруги и дочери Тиндара и Леды,  сестры Кастора и Поллукса  (той,
что будто была красивее всех в Греции),  то я ее вам представлю, чтобы
вы собственными глазами узрели ее дух в той оболочке и в  том  образе,
как она была при жизни,  подобно тому, как я сделал по желанию импера-
тора Карла V,  показав ему Александра Великого и его  супругу".  Потом
Фауст  наказал,  чтобы  ни  один  из них не смел говорить и не вставал
из-за стола и не позволил себе приветствовать ее,  и вышел вон из ком-
наты. Когда же он снова вернулся, царица Елена следовала за ним по пя-
там,  и была она так дивно хороша собой,  что студенты не знали, в уме
ли они или нет,  так они смутились и воспламенились. Явилась эта Елена
в драгоценном черном платье из пурпура,  волосы у нее были  распущены,
они чудно, прекрасно блестели как золото, такие длинные, что падали ей
до самых колен.  Были у нее черные как  уголь  глаза,  пригожее  лицо,
круглая головка,  губы красные как вишни, маленький рот, шея как у бе-
лого лебедя, красные щечки как розочки, необыкновенно красивое светлое
лицо,  и сама она была высокая, стройная, статная, так что нельзя было
в ней найти никакого изъяна. Оглядела она всех в комнате с таким дерз-
ким  и лукавым видом,  что студенты распалились к ней любовью,  но так
как они считали ее за духа,  то пыл у них скоро остыл;  Елена  же  тем
временем  вместе  с  Фаустом вышла из комнаты.  Когда студенты все это
увидели,  стали они просить доктора Фауста, чтобы он был так любезен и
назавтра снова ее позвал,  тогда они приведут с собой живописца, чтобы
написать с нее портрет,  но Фауст это отклонил и  сказал,  что  он  не
всегда  может  тревожить ее дух.  Но портрет ее он обещался доставить,
чтобы студенты смогли заказать с него копию,  как это  впоследствии  и
случилось. Художники же разослали его в самые дальние края, потому что
очень уж прекрасен был облик этой женщины.  Но кто написал эту картину
Фаусту, не могли дознаться.
    А студенты, ложась в постель, не могли заснуть от этого лица и об-
раза,  который  они увидели воочию.  Отсюда следует,  что дьявол часто
воспламеняет и ослепляет людей любовью, так что они погрязают в непот-
ребной жизни, откуда вновь нелегко выбраться.


                                    50

                          Об одной манипуляции,
           от которой у некоего крестьянина взлетели на воздух
                         четыре колеса его телеги

Позвали доктора Фауста в город Брауншвейг к одному маршалку, у которо-
го  была сухотка,  чтобы он оказал ему помощь.  А у доктора Фауста был
обычай,  что он ни верхом,  ни в повозке, а только пеший являлся туда,
куда его звали.  Когда он подходил уже к самому городу и завидел перед
собой город,  встретился ему крестьянин с четырьмя лошадьми  и  пустой
повозкой.  Доктор Фауст обратился к этому крестьянину с добрыми слова-
ми,  чтобы он пустил его сесть и довез до городских ворот,  а ему этот
грубиян отказал, говоря, что он и так прекрасно дойдет. Между тем док-
тор Фауст не взаправду его попросил,  он только  хотел  испытать  его,
окажет ли тот ему одолжение.  Но за такое бессердечие, обычное у мужи-
ков, отплатил ему доктор Фауст полноценной монетой. Он сказал ему: "Ты
- грубиян и грязный невежа, и раз ты поступил со мною так жестоко, как
без сомненья и с другими поступаешь и уже поступал,  так у меня попла-
тишься за такие дела и все свои четыре колеса найдешь у разных ворот".
    Тут подскочили колеса на воздух так;  что каждое колесо надо  было
искать у других ворот, а где - никто не заметил. И кони его повалились
и остались недвижимы.  Крестьянин сильно испугался и  решил,  что  это
особая ему кара божья за его поведение. Опечалившись и проливая слезы,
преклонив колена и простирая руки, стал он просить Фауста о прощении и
признал,  что он вполне достоин этой кары, которая в другой раз послу-
жит ему уроком, чтобы не чинить такого вероломства. На это Фауст, видя
его смирение, сжалился над ним и ответил: пусть ни с кем больше он так
не поступает,  ибо нет ничего постыднее, чем жестокосердие и вероломс-
тво,  когда еще и гордыня сюда замешается;  но пусть возьмет он теперь
ком земли и бросит его в лошадей; они оживут и поздоровеют, что и слу-
чилось. После того говорит он крестьянину; "Твое вероломство я не могу
оставить вовсе без наказания,  и отплатится тебе полной мерой  за  то,
что  показалось столь тяжким делом посадить человека на пустую телегу.
За это,  гляди, твои колеса лежат у города, у четырех ворот, там ты их
и найдешь".  Отправился туда крестьянин и нашел их, как ему доктор Фа-
уст и предсказал,  с превеликим трудом и стараниями,  промешкав время,
нужное ему для устройства своих дел. Так его жестокосердие на него са-
мого и обратилось,


                                  51

                        О четырех волшебниках,
         которые рубили друг другу головы и снова насаживали,
               причем и доктор Фауст то же самое сделал

Доктор Фауст явился во время поста во Франкфурт на ярмарку,  и расска-
зал ему дух его Мефостофиль, что в одной харчевне в еврейском квартале
живут  четыре колдуна.  Они отрубают друг другу головы и посылают их к
цирюльнику, чтобы он их побрил, и это многие люди видели. Это раздоса-
довало Фауста,  который думал, что только ему одному сам черт не брат,
и отправился он туда, чтобы тоже посмотреть на это дело.
    Они, колдуны эти,  уже собрались у себя,  чтобы рубить головы, а с
ними был цирюльник,  он должен был их мыть и стричь.  На столе стоял у
них стеклянный сосуд с дистиллированной водой.  Тут один из них, самый
важный чародей,  который был у них за палача, он уже наколдовал, чтобы
в сосуде с водой расцвела лилия,  и нарек ее корнем жизни,  после чего
обезглавил он первого и отдал побрить его голову,  и снова насадил  ее
обратно  на  шею;  тотчас же лилия исчезла,  и приросла голова на свое
место.  И так же сделал он второму и третьему. Как только их лилии по-
являлись в воде, их головы брили и сажали на место. Когда же дело дош-
ло до главного чародея и палача и его лилия также распустилась и зазе-
ленела в воде,  ему срубили голову. И произошло так, что его стригли и
брили в присутствии Фауста,  а Фауста такое озорство за  самое  сердце
задело,  и  раздосадовало  его высокомерие главаря чародеев,  когда он
дерзко,  смеясь и богохульствуя,  дал себе отрубить голову.  Тут  идет
доктор Фауст к столу, где стоял сосуд с лилией, берет нож, замахивает-
ся на цветок и перерезает стебель пополам,  так что никто этого не ви-
дел.  Когда же заметили колдуны беду,  превратилось все их искусство в
ничто,  й уж не могли они прирастить своему товарищу голову.  И злодей
этот должен был умереть в грехах и погибнуть,  чем обычно и платит дь-
явол всем,  кто ему служит,  и так он с ними разделывается. И никто не
знал  из  чародеев,  как это все случилось со срезанным стеблем,  и не
могли подумать, что это сделал доктор Фауст.


                                    52
                             Об одном старце,
               который хотел отговорить и отвратить Фауста
               от его безбожной жизни и о неблагодарности,
                      которую он снискал в ответ

    Один христианнейший,  набожный,  богобоязненный  врач и почитатель
священного писания,  бывший в то же время соседом доктора Фауста, уви-
дел, что много студентов не выходят из дома доктора Фауста и постоянно
обретаются там,  где вместо господа с его светлыми ангелами  поселился
дьявол  с его присными.  И вот порешил он отговорить доктора Фауста от
его дьявольского,  безбожного поведения и образа жизни.  С этой целью,
из  одного  только христианского рвения,  пригласил он его в свой дом.
Фауст к нему явился,  и за трапезой старик обратился к Фаусту с такими
словами: "Любезнейший господин мой и сосед, есть у меня до вас дружес-
кая, христианнейшая просьба, не примите же мое искреннее к вам обраще-
ние  во  зло и не побрезгуйте моим скудным угощением,  но примите бла-
госклонно, как это нам господь велит со смирением принимать".
    На это Фауст стал его просить, чтобы он открыл ему свое желание, а
он исполнит просьбу его с охотой.  Тут его  благожелатель  начал  так:
"Любезнейший господин мой и сосед, Вам ведомо, что Вы за дело затеяли,
что вы от бога отреклись и от всех святых и предались  дьяволу  и  тем
самым заслужили величайший гнев и немилость божию и из доброго христи-
анина стали настоящим еретиком и дьяволом?  Ах,  к чему стремитесь  вы
душой? Не о теле одном, но о душе надо подумать, а не то ждет вас веч-
ная мука и немилость божия.  Время еще не ушло,  государь мой, если вы
только вновь обратитесь на путь истинный,  то испросите у господа себе
милости и прощения,  как этому видите вы пример в Деяниях апостолов  в
гл. 8 о Симоне из Самарии, который тоже много людей совратил, ибо мно-
гие почитали его за бога, давая ему такие имена, как Сила Господня или
Simon Deus sanctus; однако и этот обратился после того, как услышал он
проповедь св.  Филиппа,  дал себя окрестить, уверовал в господа нашего
Иисуса Христа и с тех самых пор постоянно держался Филиппа, и это осо-
бенно прославляется в Деяниях апостолов.  Итак,  государь мой, пусть и
моя  проповедь понравится вам и будет сердечным христианнейшим напоми-
нанием.  Надо обрести раскаяние,  милость и прощение,  тому вы  имеете
много прекрасных примеров,  как было с разбойником,  далее со св. Пет-
ром, Матфеем или Магдалиной: ведь ко всем грешникам обращается господь
наш Христос:  "Придите ко мне все страждущие и обремененные, и я успо-
кою вас". И у пророка Иезикиила: "Я не желаю смерти грешника, но чтобы
он обратился и жил,  ибо не укоротилась его рука, чтобы оказать помощь
ближнему".  Вот об этой просьбе прошу я, государь мой, допустите ее до
вашего сердца и испросите себе у господа прощения,  ради Христа, отка-
завшись от вашего злого намерения,  ибо волшебство противно закону бо-
жию, который и в Ветхом и Новом завете равно строго это запрещает, ибо
он говорит: "не должно их оставлять в живых и не должно с ними общать-
ся,  ни к ним приближаться, ибо это мерзость перед богом". И также на-
зывает св.  Павел Бар Иеху или  Елимаса-волшебника  исчадьем  дьявола,
врагом всего праведного и что они не пойдут в царствие божие".
    Доктор Фауст прилежно ему внимал и сказал,  что это  поучение  ему
понравилось, и поблагодарил за него старца, за его доброе намерение, и
пообещался следовать ему сколь возможно,  с этим и распрощался.  Когда
он пришел домой, стал он прилежно обдумывать это поучение и увещание и
размышлять о том,  что он себе на душу взял, когда предался проклятому
черту.  Захотел  он  покаяться  и расторгнуть свой договор с дьяволом.
Посреди таких мыслей является ему его дух,  хватает его,  будто хочет,
ему голову свернуть, и укоряет его, говоря, что предался он дьяволу по
собственной дерзости.  К тому же он обещался быть врагом богу  и  всем
людям.  Ежели он этого обещания выполнять не захочет, послушается ста-
рого хитреца и станет любить людей и бога,  то пусть  знает,  что  уже
поздно,  что он принадлежит дьяволу, который имеет достаточную власть,
чтобы забрать его, на что теперь есть приказ, и по этой причине сейчас
он его и порешит, или Фауст должен сейчас же сесть и снова расписаться
своею собственной кровью и обещать,  что ни одному человеку  более  не
даст он себя уговорить и совратить, и на этот счет он должен сейчас же
объявить, исполнит он это все или нет. Если же нет, то он разорвет его
на куски.
    Доктор Фауст,  очень испугавшись, соглашается с ним снова во всем,
садится и пишет своею кровью, как следует ниже, и это письмо было най-
дено после его смерти.


                                   53

                  Второе обязательство доктора Фауста,
                       которое он дал своему духу

Я, доктор Фауст,  заверяю собственноручно своею кровью, что я этот мой
первый  документ и договор в течение семнадцати лет крепко и верно вы-
полнял,  был враждебен богу и всем людям.  Сим отдаю я душу и  тело  и
вручаю их могущественному богу Люциферу, так что может он, когда прой-
дут еще семь лет с этого времени, поступить со мною как захочет. Вмес-
те с тем обещается он не продлевать и не сокращать мою жизнь и не при-
чинять мне мучений,  будь то при смерти или в аду. С этим я снова обе-
щаю,  что  не буду я повиноваться никому из людей,  никаким увещаниям,
поучениям,  уговорам,  наставлениям и угрозам,  будет ли это  касаться
священного писания,  мирских или духовных дел; особливо же не буду по-
коряться духовным наставникам,  ни следовать их учению. Обязуюсь слово
свое держать крепко и верно,  согласно этому моему договору, который я
для вящей силы подписал своею собственной кровью. Писано в Виттенберге
и т. д.
    Согласно этому окаянному и безбожному договору, Фауст так вознена-
видел того доброго старца,  что захотел лишить его жизни, но тот хрис-
тианской молитвой и поведением нанес проклятому врагу такой удар,  что
он  не смог к нему и приблизиться.  Случилось это ровно через два дня,
когда благочестивый муж ложился в постель,  услыхал он  в  своем  доме
сильный грохот,  какого прежде никогда не слыхивал,  кто-то является к
нему в комнату,  хрюкает как свинья,  и так продолжалось долгое время.
Тогда  начал  старец поносить злого духа и говорит:  "Вот так мужицкая
музыка, точь-в-точь пение ангела, который и двух дней не мог пробыть в
раю, по чужим домам таскается, а в своем ужиться не мог!". Такими нас-
мешками отогнал он злого духа.
    Доктор Фауст спросил,  как он поступил со старцем,  а дух ответил,
что так и не мог к нему приблизиться,  потому что у него было  оружие.
Это он сказал о молитве.  Да притом он его еще высмеял,  чего духи или
черти не терпят, особенно же когда их укоряют грехопаденьем.
    Итак, хранит господь всех набожных, преданных богу христиан против
злого духа.


                                   54

                О двух молодых людях, которых Фауст свел
                   на семнадцатом году своего договора

В Виттенберге жил один студент,  знатный,  из дворян,  по имени N.  N.
Прилепился  он  своим сердцем и взорами к одной девушке,  которая тоже
была из благородного рода и чрезвычайно хороша  собой.  Много  за  ней
сваталось, в том числе и один молодой барон, только она им всем давала
отказ,  а особенно не жаловала вышесказанного дворянина.  А тот прихо-
дился  доктору Фаусту добрым приятелем,  частенько у него в доме пил и
едал,  и вот этого дворянского сына так сразила любовь,  что он спал с
тела и заболел.  Узнал доктор Фауст, что этот дворянский сын лежит тя-
жело больной, и спросил о том своего духа Мефостофиля, что с ним прик-
лючилось.  Тот  ему открыл все причины и обстоятельства.  Тогда доктор
Фауст посетил дворянина и открыл ему все обстоятельства  его  болезни,
чему тот был удивлен.  Доктор Фауст утешил его:  пусть он не печалится
так сильно,  он ему окажет помощь,  чтобы эта девушка ни с кем другим,
кроме него,  не соединилась. Так оно и случилось. Доктор Фауст до того
смутил девичье сердце своим волшебством,  что она ни на одного другого
мужчину  или  юношу  больше  смотреть не желала (хотя за нее сваталось
много знатных и богатых женихов из дворян).
    Вскоре после того велит Фауст этому дворянину,  чтобы тот понаряд-
нее оделся, он с ним пойдет к девице, которая вместе с другими девица-
ми сидит в саду. Когда начнут танцевать, он должен пойти с ней. И дает
ему Фауст кольцо:  когда он будет с ней танцевагь,  пусть наденет  это
кольцо на палец,  и только он после того ее пальцем тронет, повернется
сердце ее к нему и ни к кому более. Только пусть он ничего ей не гово-
рит о свадьбе, она ему сама об этом скажет.
    Берет он тогда дистиллированную воду,  умывает ею дворянина, кото-
рый тотчас же стал необыкновенно хорош лицом, и идут они вдвоем в сад.
Дворянин все сделал, как ему приказал доктор Фауст, танцует с девицей,
касается  ее,  и  с  той  минуты склонились ее сердце и любовь к нему.
Пронзили эту добрую девицу купидоновы стрелы,  всю ночь не имела она в
постели покою, так много думала о нем. Рано утром посылает она за ним,
открывает ему свою любовь и сердце, хочет вступить с ним в брак, к че-
му пылкая любовь и его побудила. Вскоре после этого сыграли они свадь-
бу, а доктору Фаусту оказали много почета.


                                   55

                         О различных растениях,
           которые зимой на рождестве выросли в саду у Фауста
                          на девятнадцатом году

В декабре  на рождество Христово съехалось в Виттенберг много девушек,
дворянских дочерей, навестить своих братьев, которые учились в Виттен-
берге и водили дружбу с Фаустом.  И несколько раз они приглашали его к
себе.  Чтобы отплатить им тем же,  пригласил он тех девушек и  молодых
людей  к себе в свой дом на полдник.  Когда они собрались,  а на дворе
лежал глубокий снег,  тут-то и началось у Фауста в саду великолепное и
превеселое зрелище.  Ибо в саду его совсем не было снега, стояло прек-
расное лето,  все произрастало,  и зеленела трава,  цвели всевозможные
цветы.  Были здесь и виноградные лозы, увешанные гроздьями, были также
красные, белые и чайные розы и другие прекрасные, ароматные цветы, так
что любоваться ими и вдыхать их запах было превеликим удовольствием.

                           ----------------

      Главы 50 - 55 народной книги о Фаусте в издании 1590 года

                                   50

           Доктор Фауст дарит студентам в Лейпциге бочку вина

    Несколько чужеземных студентов из Венгрии, Польши, Каринтии и Авс-
трии,  которые часто встречались с доктором Фаустом в Виттенберге, об-
ратились  к  нему с просьбой отправиться с ними в Лейпциг,  как только
там откроется ярмарка,  посмотреть, что за купцы туда съезжаются и ка-
ким товаром торгуют, а также получить причитающиеся им деньги.
    Доктор Фауст согласился и присоединился к обществу.  И вот,  когда
они прогуливались по Лейпцигу,  осматривая город, университет и ярмар-
ку,  случилось им проходить мимо одного винного погреба, где несколько
погребщиков тщетно силились выкатить из подвала огромную винную бочку,
ведер примерно на шестнадцать или на восемнадцать.
    Видя это,  доктор Фауст сказал:  "Много вас толкается, да беретесь
больно бестолково.  А ведь эту бочку и один мог бы выкатить,  если  бы
взялся за дело с уменьем".  Погребщиков эти речи раздосадовали,  а так
как Фауста они не знали,  то стали перебраниваться между собой пустыми
словами,  как  это  ведется у этого сословия.  Когда же кабатчик узнал
из-за чего пошла перебранка,  то сказал Фаусту и его друзьям:  "Добро,
тот из вас, кто один выкатит бочку, получит ее". Фауст, не будь ленив,
идет скорехонько в подвал,  садится на бочку верхом,  как на лошадь, и
скачет из подвала всем на удивленье.  Испугался кабатчик, не думал он,
что такое возможно,  да только пришлось ему свое слово держать и оста-
вить  бочку  с вином Фаусту,  который отдал ее своим товарищам.  А они
пригласили других добрых приятелей и несколько дней подряд  бражничали
изрядно,  так  что  вполне могли сказать,  что в Лейпциге им привалило
счастье.


                                  51

          Как доктор Фауст читал в Эрфурте Гомера и показал
            и представил своим слушателям греческих героев

     Много лет также провел доктор Фауст в Эрфурте и читал там  лекции
в университете и много учинял удивительных вещей в этом городе,  и еще
сейчас живы многие люди,  хорошо его знавшие,  которые виде.ли все это
собственными  глазами и даже ели и пили вместе с ним.  Однажды,  читая
своим слушателям замечательного греческого поэта Гомера, который наря-
ду с другими историями описывает десятилетнюю Троянскую войну,  проис-
ходившую между греческими царями из-за прекрасной Елены,  и  при  этом
часто упоминает доблестных героев - Менелая,  Ахилла, Гектора, Приама,
Александра,  Улисса,  Аякса,  Агамемнона и других, Фауст так обрисовал
студентам лицо и наружность этих героев,  что они возымели большое же-
лание увидеть их воочию. Надеясь, что учитель поможет им в осуществле-
нии этого желания, они его о том почтительно просили. Фауст согласился
и обещал на следующей же лекции дать  им  возможность  увидеть  своими
глазами всех,  кого они пожелают. Это вызвало большое стечение и скоп-
ление студентов.  Ибо во все времена молодые люди скорее имеют  склон-
ность и охоту к шутовству и фиглярству, чем к хорошему.
     Когда наступил положенный час и доктор  Фауст  углубился  в  свою
лекцию,  заметив, однако, что из-за его посулов собралось более слуша-
телей,  чем когда-либо,  то приблизительно в середине лекции обратился
он к ним и сказал: "Любезные студенты, поскольку вы имеете такую охоту
увидеть знаменитых военачальников, о которых упоминает этот поэт наря-
ду  со  многими другими,  в том обличии,  какое они имели когда-то при
жизни,  то так оно сейчас и будет".  И сразу же, по слову Фауста, один
за другим вошли в лекторию вышеназванные герои в тех же доспехах,  Ка-
кие в те времена носили,  оглядываясь кругом и помавая главами, словно
были, разгневаны. Последним проследовал ужасный великан Полифем, у ко-
торого был только один глаз посредине лба и длинная,  косматая, огнен-
но-рыжая борода. Из пасти у него еще торчали ноги какого-то проглочен-
ного им бедняги,  и выглядел Полифем столь страшно,  что у всех волосы
стали  дыбом,  и  от испуга и ужаса не знали они куда деваться.  Фауст
очень над:  этим посмеялся, назвал им одного за другим по имени и, ок-
ликнул каждого,  приказал им уходить,  что они и исполнили. Только од-
ноглазый циклоп Полифем сделал вид, будто он не хочет уходить, а соби-
рается поглотить еще одного или двух.  Видя это, студенты пришли в еще
больший ужас,  особенно когда он ударил о землю толстой палицей,  сде-
ланной из сплошного железа и подобной ткацкому навою,  да так, что вся
коллегия содрогнулась и закачалась.  Но Фауст погрозил ему пальцем,  и
тогда он тоже вышел в дверь, и доктор Фауст закончил свою лекцию, чему
все студенты очень обрадовались и уже не просили его впредь о подобных
зрелищах, так как убедились, как это опасно.


                                  52

                Доктор Фауст хочет заново обнародовать
               все потерянные комедии Теренция и Плавта

     Спустя некоторое время после того,  как в университете состоялось
присуждение ученых степеней и некоторые лица были  сделаны  магистрами
среди философов зашел разговор о пользе латинских комедий писателя Те-
ренция,  уроженца Карфагена в Африке.  Теренций,  говорили они, дол, -
жен стать достоянием школы и читаться юношеству не только ради латинс-
кого языка и прекрасных поучений и сентенций,  но также потому, что он
верно  и  метко  обрисовал все на свете сословия и их хороших и дурных
представителей,  со всеми их свойствами,  да так,  словно он проник: в
человеческое сердце и разведал,  подобно богу, душу и помыслы каждого.
Это признает всякий,  кто правильно читает и понимает этого  поэта.  И
что еще удивительнее,  из этих комедий видно,  что в те времена и люди
были так же устроены, и нравы были такими же, как это и теперь ведется
на  свете,  хотя  они были написаны за несколько столетий до рождества
Христова.  Достойно только сожаления,  что большинство этих комедий  и
притом лучшие из них, всего сто восемь, столь печальным образом погиб-
ли при кораблекрушении,  пропали и исчезли, чем сам Теренций был огор-
чен до смерти, как о том рассказывает Авзоний.
     Подобное же несчастье произошло,  говорили они, и с Плавтом, чте-
ние  которого в школах по тем же причинам не менее полезно и необходи-
мо,  чем чтение Теренция. Около сорока одной или более комедий потеря-
но, потому что они были плачевным образом попорчены водой или огнем.
     Доктор Фауст долго слушал эту беседу и смог лучше  и  больше  по-
рассказать об обоих поэтах,  чем все присутствующие, привел также нес-
колько прекрасных изречений и сентенций  из  утраченных  комедий.  Все
этому  очень удивились и спросили его,  откуда он знает,  что стояло в
этих комедиях. На это он эаметил, что они вовсе не пропали и не погиб-
ли, как это думают, и если бы это было для него безопасно и не осерди-
лись на него теологи,  во мнении которых он и так невысоко  стоит,  то
все потерянные или испорченные, все равно какие тексты обоих поэтов он
с легкостью может извлечь на свет,  но только на несколько часов. Если
же  они хотели бы иметь их или сохранить на более продолжительное вре-
мя,  то пусть посадят побольше студентов, нотариусов и писцов и прика-
жут им немедленно все переписать; тогда они имели бы их всегда под ру-
кой и могли бы впредь читать эти тексты не хуже,  чем они  читают  те,
которые имеются сейчас.
     Обо всем том доложили господам теологам и самым  высокопоставлен-
ным членам совета,  которые в то время присутствовали,  но в ответ ему
было сказано: ежели он не хочет или не может доставить сюда эти книги,
чтобы  можно было честным образом сохранить их и понемногу ими пользо-
ваться,  то его предложение не может быть принято, ибо и без того дос-
таточно  есть  авторов  и  хороших книг,  по которым юношество может и
должно изучать хороший и правильный латинский язык, и сверх того можно
опасаться,  что  злой дух примешает в новооткрытые книги свою отраву и
губительные примеры, так что это будет служить к ущербу, а не на поль-
зу.
     Вот по какой причине и посейчас еще мы имеем  только  те  комедии
Теренция и Плавта,  что и прежде,  потерянные же остаются там, куда их
утащил или спрятал нечистый,  а доктор Фауст так и не мог показать  на
этот раз свое искусство.


                                    53

                           Другая история о том,
               как доктор Фауст неожиданно явился на пирушку

     Есть на улице Слесарей в Эрфурте один дом,  по прозванию "Якорь".
В то время в нем проживал один тамошний дворянин,  имя которого по не-
которым  причинам не может быть названо и с которым доктор Фауст боль-
шей частью проводил время пока был в Эрфурте и много учинял и  устраи-
вал удивительных шуток и развлечений, особенно когда тот собирал у се-
бя компанию (что бывало почти каждый день) и желал потешиться.
     Случилось однажды,  что этот дворянин позвал к ужину много добрых
друзей,  а названный Фауст как раз находился не здесь, а в Праге у им-
ператора. Когда же молодые люди, развеселившись в гостях у своего дру-
га,  стали настойчиво высказывать желание и охоту увидеть у себя Фаус-
та,  то хозяин объяснил им,  что Фауст не может явиться, так как нахо-
дится далеко,  а именно в Праге.  Тут они ненадолго оставили  об  этом
толковать, но вскоре стали еще пуще желать его прихода, а один из них,
шутя,  позвал его по имени и попросил, чтобы он явился к ним и не бро-
сал честную компанию.
    В это время кто-то сильно постучал во входную дверь. Слуга бежит к
окну, глядит, спрашивает: "Кто там?". Стоит доктор Фауст у двери, дер-
жит за повод коня,  словно сейчас только слез, спрашивает слугу: разве
тот не узнал его? Его ведь звали.
    Слуга, прежде чем открыть,  бежит к господину,  докладывает: Фауст
стоит, мол, у двери, это он стучал.
    Дворянин, находившийся в комнате,  говорит слуге:  верно, он ослы-
шался или обознался;  ему хорошо известно, где обретается Фауст, он не
может сейчас быть у двери. Слова его успокоили слугу.
    Между тем стучит Фауст еще раз.  Тогда сам хозяин выглянул наперед
слуги в окно,  видит,  и впрямь Фауст.  Сейчас же ему отворяют  дверь,
приветливо встречают. Хозяйский сын просит его пройти вместе с отцом к
гостям,  сам берет его лошадь и велит задать ей вдоволь корма. Однако,
как далее следует, не мог он этого выполнить.
    Как только Фауст вошел к гостям,  его прекрасно принимают,  сажают
за стол, и хозяин спрашивает, как это он воротился так скоро.
    Фауст отвечает:  "Это у меня такой добрый конь.  Раз господа гости
так сильно пожелали меня видеть и позвали к себе, решил я им угодить и
к ним явиться,  хоть и не могу я долго здесь оставаться и еще до  утра
должен быть в Праге".
    После этого предложили они ему есть и пили вволю за его  здоровье,
пока  добрый хмель не ударил ему в голову.  Тут стал он учинять с ними
свои шутки.  Спрашивает, не хотят ли они отведать заморского вина. Они
отвечают:  "Да".  Тогда он снова спрашивает:  "Какого же?  Греческого,
мальвазии,  французского или испанского?". Один, смеясь, отвечает, что
все  одинаково  хороши.  Тогда Фауст велит принести бурав,  сверлит по
краям доски стола одну за другой четыре дыры,  затыкает их  колышками,
как  обыкновенно  втыкают в бочку втулку или кран,  велит принести ему
несколько чистых стаканов,  потом вытаскивает по очереди колышки, и из
сухой доски,  словно из четырех бочек, льет каждому вино, какое из вы-
шеназванных он потребует.  Гостей это очень  позабавило,  и  были  они
весьма довольны.
    Тем временем приходит хозяйский сын и говорит:  "Господин  доктор,
ваш конь жрет как бешеный. Скорее десять или двадцать коней накормишь,
чем вашего одного. Уже проглотил он два воза сена, а сам стоит и смот-
рит,  где бы найти еще". Тут засмеялся не только Фауст, а все, кто это
услышал.  Но когда хозяйский сын сказал: "Я хочу выполнить свое обеща-
ние  и накормить его досыта,  хотя бы мне пришлось несколько мальтеров
ему отвесить", - Фауст ему отвечал: пусть он это бросит, конь довольно
уже получил корма на ночь, ведь он не наестся досыта, если даже сожрет
у него весь овес на корню.
    На самом  же деле это был его дух Мефостофиль,  который,  как выше
сказано, по временам превращался в крылатого коня, такого, как Пегас у
поэтов, если Фауст собирался куда-нибудь быстрехонько перенестись.
    В этих и подобных забавах провели они вечер,  до полуночи. Тут ис-
пустил  фаустов  конь  столь громкое ржанье,  что его на весь дом было
слышно.  "Ну,  мне пора",  - сказал Фауст и хотел распрощаться, но они
стали  его удерживать и просить,  чтобы он остался с ними еще немного.
Тогда завязал он узел на своем кушаке и согласился провести с ними еще
часок.
    Когда время прошло,  опять конь его громко заржал;  тут  он  снова
собрался идти,  но, тронутый просьбами собравшихся, остался еще на час
и снова завязал узел на кушаке.  Когда же и этот час  пролетел  и  его
конь в третий раз заржал, больше уже не захотел он оставаться и не дал
себя удержать, распрощался с ними и сказал, что должен тотчас же идти.
    Тут они проводили его до дверей,  вывели его лошадь, он сел на нее
и поскакал вдоль по Слесарной улице.  Но едва миновал три  или  четыре
дома,  как взмыл его конь вместе с ним в небеса, так что те, кто смот-
рел ему вслед, вскоре потеряли его из виду.
    Под утро  Фауст вернулся в Прагу,  устроил здесь свои дела и через
несколько недель,  когда возвратился домой, он привез с собой от импе-
раторского двора много бумаг и новых известий.


                                   54

                   Как доктор Фауст сам задал пирушку

     Когда доктор Фауст воротился домой из Праги, привезя с собою мно-
жество  великолепных  подарков  от пребывавших тогда при императорском
дворе австрийских господ и других князей и графов,  вспомнил  он  и  о
доброй компании,  вызвавшей его из Праги в "Якорь". По сердцу пришлись
ему их речи и веселое общество.  И вот,  чтобы ближе сойтись с теми из
них, кого он раньше мало знал, и завести с ними более близкое знакомс-
тво,  показав им в то время свою признательность, пригласил он их всех
вместе  в  дом,  который  снимал неподалеку от большой университетской
коллегии в Эрфурте, что у св. Михаила.
     Все они  явились  с  удовольствием,  не столько ради еды и питья,
сколько в надежде снова увидеть его чудесные проделки, как это бывало.
     И вот,  когда  они пришли и явились к нему один за другим,  то не
увидели они ни огня, ни дыма, ни еды, ни питья и ровным счетом ничего,
но не подали вида,  были веселы и думали: хозяин их сам знает, как уб-
лаготворить гостей.
     Когда все уже собрались,  просит Фауст дорогих гостей не скучать,
а пока он прикажет немедля накрывать и подавать на стол.  После  этого
постучал он ножом по столу. Тут входит некто, как если бы это был слу-
га,  спрашивает:  "Господин. что вам угодно?". Доктор Фауст спрашивает
его:  "Скажи, сколь ты проворен?". Тот отвечает: "Я быстр как стрела".
"О нет, - говорит Фауст, - ты мне не годишься. Ступай, откуда пришел".
     Немного погодя  стукнул  он  снова ножом по столу,  входит другой
слуга, спрашивает: "Чего изволите?". Фауст ему говорит: "Сколь ты про-
ворен?".  Тот отвечает: "Я быстр как ветер". "Это уже кое-что, - гово-
рит Фауст, - только и ты мне не подходишь, поди прочь, откуда пришел".
     Еще спустя  немного  стучит  Фауст в третий раз по столу,  входит
третий, огляделся с угрюмым видом, спрашивает: "Что от меня надобно?".
Доктор Фауст отвечает: "Скажи мне, каково твое проворство, тогда услы-
шишь,  что тебе надо делать". Тот отвечает: "Я быстр как мысли челове-
ческие".  "Вот это дело!" - говорит Фауст, встает с места, идет с ним,
посылает его и наказывает принести и доставить ему явств и пития, что-
бы  мог  он наилучшим образом попотчевать дорогих гостей.  Сделав это,
вернулся он к гостям, велел обнести их водой и всем сесть за стол.
     Как только они уселись, является его проворнейший слуга вместе. с
двумя другими,  вносят они девять блюд или мисок,  по три зараз, акку-
ратно накрытые крышками, как это принято при дворе, ставят их на стол"
и оказались там самые лучшие явства из дичины,  птицы,  рыбы,  овощей,
паштетов и из разного домашнего скота, приготовленные самым изысканным
образом. И таких явств было множество, а всего тридцать шесть блюд или
перемен,  не считая фруктов, конфет, пирогов и других лакомств, подан-
ных на десерт.  А все кубки, стаканы и чаши ставились на стол пустыми,
и когда кто-нибудь хотел пить, Фауст его вопрошал, какого вина или пи-
ва ему желательно,  и как только тот называл свое желание,  Фауст выс-
тавлял  за  окно  посуду для вина,  и во мгновенье ока она наполнялась
этим напитком, прохладным, словно сейчас только из погреба.
     Между тем были приготовлены всевозможные музыкальные инструменты,
на которых один из слуг умел играть столь отменно, что ни один человек
не  слышал в жизни ничего столь приятного;  слуга этот мог даже делать
так,  что множество инструментов играло одновременно,  как-то:  лютни,
органчики,  флейты, арфы, рожки, трубы, а люди видели только его одно-
го.  В общем не было недостатка ни в чем, что доставляет удовольствие,
и не было никого, кто мог бы еще чего-либо пожелать. И так провели они
почти всю ночь,  пока не наступило ясное утро, когда Фауст всех отпус-
тил по домам.


                                   55

              Как один монах хотел обратить доктора Фауста
                            на путь праведный

    Вскоре слухи  о докторе Фаусте и его удивительных похождениях раз-
неслись не только по городу Эрфурту,  где он  обосновался  и  натворил
много подобных проделок,  но и далеко по стране. А потому много лиц из
дворянского звания и юных рыцарей приезжали к нему в Эрфурт из  сосед-
них княжеств и графских дворов и заводили с ним знакомство с тем, что-
бы увидеть или услышать от него что-либо чудесное, о чем они нынче или
завтра могли порассказать.  И столько их стекалось к нему для этой це-
ли, что некоторые разумные люди стали опасаться, как бы это не ввело в
искушение незрелую молодежь и иные из них,  совратившись, не приохоти-
лись бы к чернокнижию,  потому что все это они считали забавой и разв-
лечением, не разумея, что это грозит их душе. Поэтому люди эти обрати-
лись к известному францисканскому монаху,  доктору  Клинге  по  имени,
близко  знакомому с доктором Лютером и доктором Ланге,  и просили его:
поскольку он также знает и Фауста, то пусть увещает его по строгости и
наложит  на него эпитимию за такое его распутство и постарается спасти
его из дьявольской пасти. Монах согласился; отправился к Фаусту, гово-
рил с ним сперва кротко,  а потом и сурово,  растолковав ему, что гнев
божий и вечное проклятье сулит ему такое житье,  и сказал: он ведь муж
весьма  ученый  и  мог бы вполне прожить,  вернувшись к богу и честной
жизни,  и если он отстанет от того безрассудства, которым его, видимо,
в  молодые  годы прельстил дьявол,  этот лжец и губитель,  и отмолит у
господа свои грехи, то он еще может заслужить прощенье, ибо милосердие
божие никогда не скудеет.
    Доктор Фауст прилежно слушал его, пока тот не высказал все до кон-
ца,  и тогда отвечает: "Любезнейший государь мой, знаю, что вы желаете
мне добра,  знаю хорошо все, что вы мне здесь толковали. Только черес-
чур далеко я зашел.  Собственной кровью подписал я договор с Окаянным,
что навечно предаюсь ему душой и телом. Как уж я могу думать о возвра-
те и чем можно мне помочь?".
    Монах отвечал:  "Это вполне может быть,  если вы станете ревностно
просить бога о прощении и милосердии и отпущении грехов ваших,  будете
творить молитву и покаяние,  а от прежнего отречетесь  и  воздержитесь
впредь от волхвования и общения с дьяволом и никого более не соблазни-
те и не совратите.  Тогда мы отслужим за вас обедню в нашем монастыре,
чтобы вам избавиться от дьявола".
    "Служи или не служи обедню,  - сказал Фауст,  - моя клятва связала
меня  накрепко.  Ведь я дерзко презрел господа и изменил ему как клят-
вопреступник,  поклонялся дьяволу и доверился ему более, чем богу. По-
тому не могу я вернуться к нему,  ни утешиться его милостью, которую я
столь легкомысленно презрел.  К тому же нечестно и непохвально было бы
мне нарушить договор,  который я скрепил своей кровью.  Раз уже дьявол
все честно выполнил, что он мне обещал, так и я вперед буду честно все
выполнять, что я ему обещал и в чем обязался".
     Когда монах это услышал, разгневался он и сказал: "Ну, так пропа-
дай ты, проклятое дьяволово отродье, если отталкиваешь руку помощи". И
с этим он ушел от него и рассказал ректору университета и высокому со-
вету все как есть, и тогда приняли меры, чтобы Фауст отправился в дру-
гие места, и таким образом покинул он Эрфурт.


                           ----------------


                                  56

         О войске, собравшемся против барона, которому Фауст
      при императорском дворе наколдовал на голове оленьи рога,
                        на девятнадцатом году

    Поехал доктор Фауст в Эйслебен,  как вдруг на полдороге видит он -
семь  коней к нему скачет,  и узнал их хозяина,  что это был тот граф,
которому он, как выше было сказано, при императорском дворе наколдовал
оленьи рога на голову. Тот дворянин тоже очень хорошо знал доктора Фа-
уста,  поэтому он велел своим слугам притаиться,  что Фауст заметил  и
поскорее забрался от них на пригорок. Когда барон это увидел, приказал
он скакать на него во весь опор и похрабрее в него стрелять, и они пы-
тались  настигнуть  его.  Однако вскоре он снова пропал у них из глаз,
сделав себя невидимым.  Барон остался ждать на пригорке,  не увидит ли
он  его  опять,  как вдруг снизу из лесу послышалось им,  как заиграли
трубы и литавры и загремели барабаны,  и увидел он также, будто добрая
сотня коней на него скачет.  Тут он давай бог ноги.  Но только он соб-
рался спуститься с горы, как выросло перед ним множество воинов в пол-
ном вооружении, готовых броситься на него. Пустился он по другой доро-
ге, но там увидел также множество мчащихся на него всадников, от кото-
рых должен был снова броситься в сторону. Но и тут он снова увидел во-
оруженный отряд,  и так повторилось с ним раз пять или  шесть,  всякий
раз,  когда он кидался в ту или другую сторону.  Когда он окончательно
убедился,  что ему не прорваться и что движутся на него,  то поехал он
прямо на войско, какая опасность ему оттуда ни грозила, и спросил, что
за причина тому, что его со всех сторон окружили и теснят, но никто не
стал ему отвечать.  Наконец подъехал к нему Фауст, когда он был совсем
уже окружен, и предложил ему сдаться; в противном случае ему не поздо-
ровится. Барон подумал, что это настоящее войско, готовое к бою, тогда
как все это только Фауст наколдовал. Затем отобрал Фауст у них ружья и
мечи,  взял их коней и дал им взамен других,  заколдованных,  и другие
ружья и мечи,  созданные волшебством, и так сказал барону, который Фа-
уста не узнал: "Государь мой, начальник этого войска приказал мне объ-
явить вам,  что вам надлежит уходить отсюда, потому что вы преследуете
лицо, которое обратилось к нему за помощью".
     Как только барон прибыл на постоялый двор и его слуги  поехали  с
конями на водопой,  тут пропали все кони, и слуги чуть не утонули. Так
и пришлось им возвращаться домой пешком.
     Увидел барон,  что слуги обратно пешком тащатся, все замаранные и
промокшие,  и как только узнал причину,  сейчас же понял,  что все это
Фауст наколдовал,  как он с ним и раньше поступил, и все это сделал он
в насмешку над ним и ему в поношение.


                                    57

              О блудодействе доктора Фауста на девятнадцатом
                             и двадцатом году

     Когда доктор Фауст увидел,  что срок его договора  день  ото  дня
подходит к концу, начал он вести свинскую и эпикурейскую жизнь и приз-
вал к себе семь дьявольских суккубов,  с которыми со всеми совокуплял-
ся,  и каждый из них являлся ему в другом женском образе, такой красы,
что нельзя сказать.  После этого ездил он во многие государства вместе
со  своим духом,  желая видеть всех что ни на есть женщин.  Семерых из
них он совратил:  двух нидерландок,  одну венгерку,  одну  англичанку,
двух швабок и одну француженку, которые были украшением своих стран. С
этими дьявольскими женами предавался он непотребству  до  самой  своей
кончины.


                                  58

                   О кладе, который доктор Фауст нашел
                         на двадцать втором году

    Для того чтобы не заставлять Фауста,  своего наследника,  ни в чем
терпеть нужду,  указал дух Мефостофиль Фаусту одну заброшенную  старую
часовню, которая находилась в полумиле от Виттенберга. В ней находился
засыпанный погреб,  там должен был Фауст копать и найти большой  клад.
Доктор  Фауст  послушно отправился туда,  когда же он пришел на место,
увидел он ужасного дракона огромной величины,  лежащего  на  кладе,  а
клад сиял,  как зажженный огонек.  Доктор Фауст произнес заклинание, и
дракон уполз в расщелину.  Но когда он выкопал клад,  то не нашел  там
ничего,  кроме углей, и при этом видел и слышал много привидений. При-
нес доктор Фауст домой эти угли, и они тотчас же превратились в золото
и серебро, которое, как сказывал его фамулус, было оценено в несколько
тысяч гульденов.


                                    59

              О Елене Греческой, которая поселилась у Фауста
                        в последний год его жизни

     Для того чтобы разнуздались у несчастного Фауста плотские  страс-
ти,  припомнилась  ему в полночь на двадцать третьем году его договора
Елена Греческая, которую он когда-то в Фомино воскресенье вызывал сту-
дентам.  Потому стал он упрашивать на другой день своего духа привести
ему Елену, чтобы взять ее в наложницы. Так оно и случилось, и эта Еле-
на была точно в таком образе,  как он ее вызывал к студентам,  милая и
прелестная на вид.  Когда доктор Фауст это видел,  так она его  сердце
пленила, что стал он с ней грешить и держал при себе как свою наложни-
цу и так ее полюбил, что ни на мгновенье не мог с ней разлучиться. А в
последний год она от него забеременела и родила ему сына, которому Фа-
уст горячо радовался и дал ему имя Justus Faustus.  Дитя это  сообщало
Фаусту о многом таком, что в будущем должно было случиться в различных
странах. Когда же он затем лишился жизни, исчезли вместе и мать, и ре-
бенок.



              Теперь следует о том, что доктор Фауст делал
        в последний год своего срока со своим духом и с другими
                  и что произошло в двадцать четвертый
                     или последний год его договора

                                   60

                      О завещании доктора Фауста,
               в котором он назначил своего слугу Вагнера
                           своим наследником

    С первых дней и до последнего, двадцать четвертого года своего до-
говора  воспитывал доктор Фауст одного юношу,  который обучался в Вит-
тенберге.  Юноша этот видел все проделки господина своего, доктора Фа-
уста,  его  волшебство  и дьявольское искусство,  да и помимо того был
дурным,  отпетым мальчишкой. Поначалу он отправился в Виттенберг поби-
раться, и из-за его дурных повадок никто его брать не хотел. Этот Ваг-
нер и стал фамулусом доктора Фауста,  прилепился к  нему  и  так,  что
впоследствии  доктор  Фауст стал звать его своим сыном.  Куда бы он ни
ходил, Вагнер предавался разгулу вместе с ним.
    Когда стало истекать его время,  позвал Фауст к себе нотариуса и с
ним нескольких магистров, которые у него часто бывали, и отказал свое-
му фамулусу дом вместе с садом,  расположенный рядом с домом Гансера и
Фейта Родингера, что у Железных дорог на улице Шергассе близ городской
стены.  Далее он отказал ему 1600 гульденов оброчных платежей, кресть-
янское владение ценою в шестьсот гульденов наличными деньгами, золотую
цепь стоимостью в триста крон,  серебряную посуду,  которую он похитил
при дворах, главным образом из папского и турецкого дворца, стоимостью
до тысячи гульденов,  а сверх того из домашней утвари не особенно мно-
го, ибо он подолгу не проживал у себя в доме, но день и ночь напивался
и обжирался в трактирах и у студентов. Таким образом было составлено и
установлено его завещание.


                                  61

           Доктор Фауст беседует со своим слугой о завещании

Как только завещание было составлено,. призывает он к себе своего слу-
гу,  говорит ему,  как он о нем позаботился в завещании, за то, что он
всю жизнь был ему привержен и тайности его никому не открывал.  За это
за все пусть он у Фауста еще чего-нибудь попросит,  он его всем желае-
мым обеспечит. Тогда фамулус пожелал получить его уменье. На это Фауст
ему отвечал:
    "Что касается  моих книг,  то они были и раньше в твоем распоряже-
нии, только ты не должен их обнародовать, но для своей пользы занимай-
ся ими и изучай их прилежно.  Во-вторых,  ты желаешь получить мое уме-
ние,  которое ты,  разумеется, получишь, если будешь любить мои книги,
не дашь себя совратить,  но навсегда останешься при своих намерениях".
"Еще,  - сказал доктор Фауст,  - ввиду того,  что мой дух  Мефостофиль
служить мне больше не обязан,  по этой причине я не могу передать тебе
его, но все же я хочу приставить к тебе другого духа, если ты того же-
лаешь". Вскоре затем, на третий день, снова призвал он своего фамулуса
и напоминает ему, что он хотел иметь духа, так держится ли он еще это-
го намерения и в каком образе тот должен явиться.  Тот отвечает: "Гос-
подин мой и отец, в образе обезьяны, такой же величины и формы". Тогда
предстал перед ним дух в образе и обличии обезьяны, которая стала пры-
гать по комнате.  Доктор Фауст сказал:  "Смотри, теперь ты его видишь,
но он будет тебе послушен только после моей смерти, когда уйдет от ме-
ня мой дух Мефостофиль и ты его больше не увидишь и когда ты подпишешь
свое обязательство;  и если захочешь, то будешь звать его Ауэрхан, ибо
таково его имя.  Сверх того я прошу тебя, чтобы ты мое искусство, дея-
ния и все,  что я делал,  не обнародовал до моей смерти, если же после
того захочешь ты записать и изложить это все в виде истории,  то  твой
дух Ауэрхан в этом тебе поможет.  То,  что ты забудешь, он тебе напом-
нит, ибо люди пожелают узнать от тебя мою историю".


                                  62

                           Как доктор Фауст,
       в то время когда оставался у него всего один месяц срока,
                       почувствовал себя плохо,
      так что все сокрушался и вздыхал о своем дьявольском житье

Срок для Фауста приближался быстро,  как на песочных часах.  Оставался
впереди один только месяц, и с ним приходили к концу те двадцать четы-
ре года,  за которые он душою и телом предался черту, как было расска-
зано выше. Тут впервые почувствовал Фауст робость, и было ему как пой-
манному убийце или разбойнику,  который,  сидя в тюрьме,  услышал свой
приговор,  и ждет его теперь смертная казнь.  Он был в страхе, рыдал и
разговаривал сам с собой,  размахивая руками,  охал и вздыхал,  худел,
редко или совсем не показывался людям на глаза, а духа своего не хотел
видеть и терпеть у себя.

                                   63

                      Жалоба доктора Фауста на то,
        что он должен умереть в свои цветущие дни и молодые годы

Эта печаль  побудила доктора Фауста записать свои сетования,  для того
чтобы не позабыть их. Вот одна из записанных им жалоб:
    "Ах, Фауст,  отчаянная  ты и недостойная душа!  Ибо ты соблазнился
обществом тех,  кто осуждены на адское пламя,  когда ты прекрасно  мог
снискать  блаженство,  которое ты теперь утратил.  Ах,  рассудок мой и
свободная воля,  зачем упрекаете вы мое тело, которому уготовано похи-
щение жизни!  Ах вы, мои руки, ноги, и ты, еще здоровое тело, рассудок
и душа,  плачьте обо мне, ибо, обладая вами, я мог вами пренебречь или
о Вас позаботиться,  а совершенствуясь, я радовал бы вас! Ах, любовь и
ненависть, почему вы одновременно в меня вселились, раз я должен из-за
вас  терпеть теперь такую муку?  Ах,  милосердие и отмщение,  по какой
причине уготовили вы мне такое возмездие и срам?  О жестокость и сост-
радание, на то ли создан я человеком, чтобы терпеть наказание, которое
я сам себе уготовил?  Ах,  ах,  несчастный,  есть ли еще что-нибудь на
свете, что не поднялось бы на меня!
    Ах, мои жалобы ничему не помогут".


                                   64

                     Еще одна жалоба доктора Фауста

"Ах, ах,  ах,  я, несчастный человек! О горький, злосчастный Фауст, ты
причтен к лику осужденных, где тебя ожидают неимоверные смертные муки,
куда более ужасные, чем все, что пришлось когда-либо вытерпеть страда-
ющему существу. Увы, увы, мой рассудок, задор, дерзость и своеволие! О
проклятая, неверная жизнь! О ты, слепой и неосторожный, ибо тело и ду-
шу свою ты лишил зрения, и теперь они не видят. О быстротечное наслаж-
дение,  в какие тягости вовлекло ты меня,  затемнив и ослепив мои очи!
Увы,  мой слабый дух, моя омраченная душа, какой ждет тебя приговор? О
прискорбное  бедствие,  о  обманутая надежда,  кто помышлял о тебе?  О
горькое горе, беда бедучая! Увы и ax! Кто спасет меня? Где мне укрыть-
ся? Куда заползти мне? Куда бежать? Вижу: куда ни подамся - я пойман".
    Тут бедный Фауст так опечалился, что не мог более говорить.


                                   65

                Как злой дух донимал опечаленного Фауста
             насмешливыми речами и диковинными присказками

Услышав эти жалобы, явился Фаусту его дух Мефостофиль, приступил к не-
му  и  сказал:  "Было тебе из святого писания известно,  что ты должен
поклоняться единому только богу,  служить ему и рядом с ним  не  иметь
других богов,  ни одесную его ни ошуюю, а ты этого не сделал, но испы-
тывал своего бога,  отрекся,  отступился от него и  нам  прозакладывал
свою душу и тело; потому и должен ты теперь предъявить свой заклад.

   "Заметь же мои стихи:

                Знаешь что - молчи,
                По-пустому слов не мечи.
                Что имеешь, держи под замком:
                Беда сама идет в дом.
                Потому молчи, терпи и крепись,
                Таись и горем ни с кем не делись.
                Поздно, поздно господа звать,
                Горе день за днем растет - не унять.

    Потому-то, мой Фауст,  не годится с чертями и с большими господами
вишни есть:  они плюют тебе кости прямо в лицо,  как ты теперь видишь.
По этой причине стоило бы тебе  быть  отсюдова  за  тридевять  земель,
только твоя упрямая лошадка сбросила тебя, ты презрел дар, которым те-
бя взыскал господь,  не удовольствовался им,  но зазвал к себе  черта.
Двадцать  четыре  года тому назад ты думал - все золото,  что блестит,
что тебе черт наговаривает. Вот черт и привязал бубенчик коту на шею.
    Подумай, каким  прекрасным  ты был твореньем!  Но сорви розу - она
увянет.  Кто тебя хлебом кормит,  тому ты и подпеваешь. Дождись только
страстной пятницы,  там и пасха сама придет. Что ты накликал, не вдруг
пришло - а ведь жареная колбаса о двух концах. Плохо с чертом идти че-
рез лед: плохо ты начал, дурное начало - дурной конец. Наигралась кош-
ка с мышью.  Как аукнется,  так и откликнется. Покуда половник новехо-
нек, мешает им повар в котле, а как состарится - нагадит в него, вот и
вся недолга.  Не так ли и тебе пришлось,  мой Фауст?  Раньше был ты  у
черта новым половником, а нынче он тобой брезгует. Базар цену скажет и
всякого торговать научит.  Снабдил тебя бог припасами,  а тебе их мало
показалось.
    И еще,  Фауст,  велика была твоя дерзость,  во всех твоих делах  и
поступках  был ты другом черту,  так теперь будь готов:  ибо господь -
наш владыка,  а черт только поп или монах.  Хотел, чтобы только о тебе
говорили, - дураков надо учить дубиной. А спесь да чванство к добру не
ведут: кто многого алчет, мало получит. Любишь кататься, люби и саноч-
ки возить.  Пусть же моя проповедь и поучение дойдут до твоей совести,
хоть она и совсем у тебя потерялась.  Не пристало тебе так  доверяться
дьяволу,  коль скоро он господу пересмешник, лжец и разбойник. Надо бы
тебе умнее быть.  За смехом идут слезы. Конец человеку приходит скоро,
а  учить  его надо долго.  Хочешь взять черта на постой - нужно прежде
самому хозяину ума набраться.  Сафьяновые башмаки надел и думаешь, что
мастер плясать?  Почитал бы ты господа за те дары, что он тебе дал, не
пришлось бы тебе плясать в этом хороводе и не поверил бы ты черту  так
поспешно:  кто легко верит, того и обманут. А теперь дьявол утрется да
и пойдет - проиграл ты заклад, а прозакладывал свою кровь. Должны тебе
снять голову, а ты думаешь в одно ухо впустить - в другое выпустить".
     Предсказал дух Фаусту злосчастную его судьбу и исчез, оставив Фа-
уста в полном смущении и меланхолии.


                                     66
                    Жалоба доктора Фауста на преисподнюю
                      и ее несказанные муки и терзания

    О я, бедный грешник, зачем я не скот, что умирает и не имеет души!
Тогда бы мне нечего больше было бояться.  Теперь же дьявол заберет мое
тело и душу и ввергнет меня в несказанный мрак терзаний, ибо в то вре-
мя  как другие души радуются и веселятся,  мое и грешников достояние -
непостижимый ужас,  зловоние,  препоны,  позор,  трепет, уныние, муки,
тоска  смертная,  плач,  завывание и скрежет зубовный.  Все создания и
твари божии против нас, и мы должны перед лицом святых нести бремя по-
ношения навеки.  Вспоминается мне, как некогда спрашивал я духа о каре
божией.  Он мне сказал тогда:  большое различие существует между осуж-
денными,  ибо неравны их грехи. И дальше сказал: все равно как мякина,
дерево и железо сгорают в огне,  только одно легче и скорей,  чем дру-
гое, так горят и осужденные в огне и пламени.
    Ах, вечное осуждение,  от гнева господня ты воспламенилось и полно
такого огня и жара, что уж нет нужды тебя раздувать!
    Ах, к каким печалям,  горестям и страданиям нужно приготовиться со
слезами на глазах и скрежетом зубовным,  удушьем в горле, стенаньями в
голосе,  шумом оглушающим, трепетом рук и ног! Ах, охотно лишился бы я
неба,  лишь  бы избегнуть вечных мук!  Ах,  кто избавит меня теперь от
несказанного пламени преисподней? Ибо нет помощи, ибо рыдания о грехах
бесполезны.  Нет покою ни ночью, ни днем. Кто же спасет меня, несчаст-
ного?  Где мое прибежище? Где мой щит, помощь и спасение? Где моя кре-
пость и оплот?  Чем мне утешиться?  Не святителями божьими, ибо я сты-
жусь к ним воззвать и не услышу ответа,  но  лучше  мне  закрыть  лицо
свое, чтобы не видеть ликования избранных.
    Что же я жалуюсь,  раз помощь ко мне не придет,  раз я  не  услышу
утешения? Аминь, аминь, я сам это себе избрал и терплю теперь осмеяние
себе в ущерб.


                                     67

                     Теперь следует рассказ об ужасной,
                    устрашающей кончине доктора Фауста,
             который пусть послужит зеркалом и предостережением
                         для каждого христианина

    Истекли 24 года,  отпущенные доктору Фаусту,  и на той  же  неделе
явился ему дух,  передал ему долговое письмо или обязательство и сооб-
щил ему вместе с тем,  что в следующую ночь возьмет дьявол  его  тело:
пусть он имеет это в виду!  Всю ночь доктор Фауст плакал и сокрушался,
так что дух в эту ночь снова ему явился н сказал:  "Мой Фауст, не будь
таким малодушным,  как будто ты уже сейчас расстаешься со своим телом.
До этого еще далеко, пока твоя участь свершится, должен же ты умереть,
хотя  бы и жил несколько сот лет.  Ведь должны умереть турки,  евреи и
другие нехристианские цари,  и они также осуждены и прокляты, и к тому
же ты не знаешь, что тебе предназначено. Ободрись, не унывай так силь-
но.  Ведь обещал же дьявол дать тебе стальное тело и душу, чтобы ты не
страдал,  как  другие грешники".  Так и еще многажды утешал он Фауста,
только лживо и в противоречии со священным писанием. Доктор Фауст, ко-
торый знал только, что договор или соглашение он должен оплатить собс-
твенной кожей,  в тот самый день,  когда дух ему сообщил,  что  дьявол
явится за ним,  отправился к своим задушевным друзьям магистрам, бака-
лаврам и другим студентам,  прежде часто его посещавшим,  просить  их,
чтобы они отправились с ним на прогулку в село Римлих, в полуверсте от
Виттенберга, и поели там вместе с ним, что они ему и обещали. И отпра-
вились  они  все  туда и закусили там поутру,  насладившись множеством
превосходных явств и вин, которые хозяин им подносил. Доктор Фауст был
с  ними приветлив,  но нелегко было у него на сердце.  Снова просит он
всех их быть к нему благосклонными и отужинать вместе и провести с ним
эту ночь: он должен им сообщить нечто важное. Они и на это согласились
и сели за ужин вместе. Когда же была выпита последняя чара на сон гря-
дущий,  заплатил доктор Фауст хозяину и попросил студентов,  чтобы они
перешли с ним в другую комнату,  он хочет им нечто сказать.  Так они и
сделали. А доктор Фауст сказал им следующее.


                                  68

                      Oratio Fausti ad Studiosos
                      [Речь Фауста к студентам]

    "Любезные мои друзья и милостивые господа!  Пригласил я вас затем,
что вот уже много лет знаете вы, что я человек, во многих искусствах и
волшебствах искушенный,  а произошли они ни от кого иного,  как от дь-
явола. И на это дьявольское дело подвигло меня не что иное, как дурное
общество, а еще моя презренная плоть и кровь, мой закоснелый и безбож-
ный ум и легкомысленные бесовские помыслы,  которые я  питал,  за  что
пришлось мне обещать дьяволу отдать ему тело и душу по истечении двад-
цати четырех лет. Ну вот, срок этот приходит к концу в эту ночь, и ча-
сы,  стоящие перед моими глазами,  указывают, что скоро наступит мгно-
венье,  когда он заберет меня в эту ночь. Ибо дорогой ценой обязался я
ему во второй раз и отказал ему тело и душу,  подписавшись собственной
кровью.  Поэтому-то я и созвал вас,  любезные мои друзья и  милостивые
господа,  к себе перед кончиной, чтобы осушить вместе поминальную чару
и чтобы погибель моя не осталась от вас утаенной.  Затем прошу я  вас,
мои  любезные братья и господа,  передать от меня сердечный и братский
привет всем моим близким и всем, кто относится ко мне с приязнью, что-
бы не поминали бы меня лихом; если же я вас когда-либо обидел, прости-
те мне великодушно.  Что же касается тех удивительных дел,  которые  я
совершал в течение этих двадцати четырех лет, то после вы все это най-
дете записанным, и пусть мой ужасный конец послужит вам напоминанием и
предостережением в вашей жизни: имейте же всегда перед очами господа и
молитесь ему,  чтобы он защитил и сохранил вас от козней лукавого и не
вводил вас во искушение;  чтобы были вы привержены к нему, не отступа-
лись бы от него,  как я,  безбожный и окаянный человек,  ибо я презрел
его и отрекся от таинства святого крещенья,  от самого бога,  от всего
небесного воинства и от людей,  отрекся от господа,  который не  хочет
гибели ни единого из людей.
    "Не допускайте же, чтобы общество дурных людей сбивало вас с пути,
как это произошло и имело место со мной.  Посещайте прилежно и усердно
церковь, боритесь с дьяволом и побеждайте его твердой верой в Христа и
благочестивым поведением.
    "Напоследок и в заключение моя к вам дружеская просьба: отправляй-
тесь вы в постель,  спите с миром и не тревожьтесь, даже в том случае,
если услышите в доме грохот и шум.  Не бойтесь,  с вами ничего не слу-
чится.  С постели не вставайте,  а когда найдете мое бездыханное тело,
предайте его земле.  Ибо я умираю как дурной и как добрый  христианин:
как  добрый  христианин,  ибо я покаялся и в сердце своем прошу о про-
щеньи,  чтобы спасти этим,  быть может, свою душу; как дурной христиа-
нин, ибо я знаю, что дьявол хочет взять мое тело, и я готов охотно ос-
тавить ему это тело,  лишь бы он оставил в покое мою душу. Затем прошу
вас  ложиться в постель и желаю вам доброй ночи,  мне же предстоит не-
добрая, тяжелая и ужасная".
    Это сообщение  и  этот  рассказ  доктор  Фауст произнес с душевной
твердостью,  чтобы они не испугались, не оробели и не пали духом. Сту-
денты  же чрезвычайно изумились,  что он был таким отчаянным и что ре-
шился он ради плутовства,  дерзости и колдовского искусства  на  дело,
столь опасное для тела и души. Они душевно огорчились, ибо любили его,
и сказали:  "Ах,  господин наш Фауст,  в чем вы признались,  зачем так
долго  молчали  и не открывались нам?  Ученые богословы помогли бы нам
спасти и вызволить вас из сетей дьявола, а теперь уже слишком поздно и
погибельно для вашего тела и души".
    Доктор Фауст отвечал,  что не смел этого сделать,  хотя часто имел
желание обратиться к благочестивым людям за советом и помощью.  "И со-
сед мой,  - сказал он, - говорил мне, чтобы я последовал его наставле-
нию,  отказался  от колдовства и обратился к богу;  когда же я захотел
это сделать,  явился дьявол и хотел схватить меня и унести, как он это
сделает сегодня, и сказал: как только я обращусь к богу, он меня доко-
нает". И услыша это от Фауста, они ему сказали: раз уже ничего другого
не предвидится,  пусть призовет он господа,  пусть именем его любимого
сына Иисуса Христа просит о прощении и возгласит:  "О Господи, помилуй
меня,  бедного грешника,  суди меня судом своим! Хоть я и должен оста-
вить дьяволу свое тело, быть может, ты убережешь мою душу. Может быть,
господь сотворит что-либо".  Он же отвечал им,  что он уже пытался мо-
литься,  но молитва нейдет у него с языка,  как у Каина,  который тоже
говорил:  грехи его превышают меру того, что может ему проститься. Так
и он всегда думал,  что превысил он меру своим договором. Эти студенты
и добрые господа благословили Фауста, и они, плача, обняли друг друга.
Доктор Фауст остался в комнате,  а они отправились в постель, но никто
из них не мог уснуть, потому что хотели слышать, чем это кончится.
    И случилось это между двенадцатью и часом  ночи,  поднялся  вокруг
дома  неистовый ветер,  охватил его со всех сторон,  так что казалось,
что рушится все и самый дом будет вырван из земли. Тут студенты оробе-
ли,  Повскакали с постели, стали друг друга утешать, не смеют выйти из
комнаты, а хозяин сбежал из своего дома в другой. Студенты лежали поб-
лизости  от  той  каморки,  где  находился доктор Фауст.  Они услышали
страшное шипение и свист,  будто дом был полон змей,  гадюк  и  других
вредоносных гадов.  Тут дверь в комнату доктора Фауста распахнулась, и
стал он кричать о помощи,  но только вполголоса, и вскоре уж больше не
стало его слышно. Когда же настал день и студенты, которые всю ночь не
могли заснуть,  вошли в комнату,  где находился Фауст,  они не увидели
его больше. Вся комната была забрызгана кровью, и мозг прилип к стене,
будто черти бросали его от одной стены к другой. Да еще лежали глаза и
несколько зубов:  жуткое и ужасающее зрелище! Тут начали студенты пла-
кать и причитать над ним,  искали его повсюду и наконец нашли его тело
за домом на навозной куче.  Страшно было на него взглянуть, так изуро-
дованы были его лицо и все части тела.
    Упомянутые магистры и студенты,  присутствовавшие при смерти Фаус-
та, добились того, что его похоронили в той же деревне, после чего они
вернулись в Виттенберг, в жилище доктора Фауста, где разыскали его фа-
мулуса Вагнера,  который захворал из-за своего  господина.  Они  нашли
также написанной эту историю о докторе Фаусте,  составленную им самим,
как выше было сказано, целиком, кроме его кончины, которая была добав-
лена  указанными студентами и магистрами.  И из того,  что написал его
фамулус, тоже получилась новая книга. Равным образом в тот же день за-
колдованная Елена вместе со своим сыном не оказалась на месте,  но ис-
чезла.  С той поры в его доме было так жутко,  что никто  не  мог  там
жить.  Доктор Фауст явился также своему фамулусу ночью, как при жизни,
и открыл ему много тайностей. И те, кто шли ночью мимо, видели, как он
выглядывал из окна.
    Так кончается вся эта правдивая история и волшебство доктора Фаус-
та,  из чего следует поучение каждому христианину,  особливо же тем, у
кого спесивые,  гордые,  высокомерные и упрямые мысли и голова,  чтобы
они боялись господа,  избегали колдовства, заклинаний и других бесовс-
ких дел,  которые господь нам строго запретил,  не зазывали бы черта к
себе в гости,  не давали бы ему воли,  как это сделал Фауст. Ибо здесь
нам представлен страшный пример его договора и гибели,  чтобы  уберечь
нас в любви к одному только богу, чтобы на него мы взирали, ему одному
служили и молились от всей души и всего сердца, всеми своими силами, а
от дьявола и всех иже с ним отреклись и вместе с Христом получили веч-
ное блаженство.  Аминь,  аминь!  Этого я желаю каждому из вас от всего
сердца. Аминь!

                           1 Послан. Петра, 5

    Бодрствуйте и бдите,  ибо дьявол, ваш супостат, бродит, как рыкаю-
щий лев, ища, кого поглотить. Противоборствуйте ему твердою верою.


 © 2001-2008 Евгений Варданян (*Leda)   Leda Design Studio 

Яндекс цитирования read book series site
Опытный экстрасенс Дарья Миронова Rambler's Top100 Rambler's Top100